По словам председателя правления палаты провизоров Крин Аламаа-Аас, это только начало реформы и в первое время для пациентов ничего не изменится. Перемены они ощутят на себе позже. ”Это первый и самый важный шаг к независимости. После этого провизоры будут более свободны в своих решениях и смогут сосредоточиться на пациентах”, — отмечает она.

Большинство аптек будет действовать на основании франшизы. Это означает, что у них будет заключен договор о партнерстве с какой-либо сетью, например Apotheka или Benu. Аламаа-Аас отмечает, что аптекарю может быть выгоднее заказывать лекарства у оптового поставщика, связанного с сетью. По ее словам, благодаря реформе аптекарь более не будет вынужден заказывать с одного конкретного склада. ”Не исключено, что сначала аптекари продолжат заказывать там, где привыкли, но далее уже будут искать более выгодные варианты. Мелкие оптовые торговцы тоже делают выгодные предложения”.

Один из ярых противников реформы председатель парламентской комиссии по социальным делам Тынис Мёльдер уверен, что все это бессмысленно: ”Реформа готовилась пять лет, а ее результат — ноль”. Он сказал, что весь рынок и сеть остались прежними: аптекари просто переоформили аптеки, но через франшизу так и остались привязаны к сетям.

”Думаю, что в ближайшее время и положение на рынке останется прежним. В оптовой торговле конкуренции тоже не появится”. Также политик считает, что создание новых бизнес-моделей может привести к росту цен, так что в итоге за все заплатят пациенты.

C 1 апреля вступает в силу Закон о лекарственных препаратах. В законопроекте указано, что аптеки должны принадлежать провизорам (или предпринимателю с образованием провизора, а оптовым торговцам лекарствами — запрещено владеть аптеками). Министерство социальных дел хочет, чтобы аптекари были более независимыми от оптовых торговцев лекарствами и сами принимали решения, какие препараты закупать.