Жители Эстонии боятся отстаивать свои права в сфере трудовых отношений. Отсутствие чувства уверенности не позволяет им бороться за свои требования.

По словам руководителя независимого профсоюза эстонских моряков Юри Лембера, несмотря на разъяснительную работу, ситуация печальна и абсурдна. ”Те, кто вырос уже в свободной Эстонии, может, немного посмелее, но те, кто родился в СССР и особенно неэстонцы, очень боязливы. Даже если мы как профсоюз предлагаем пути решения той или иной проблемы, половина из них в итоге все же выбирает ”не ссориться”. Они не понимают, что в трудовых отношениях — два равных участника”. В худшем положении, по его словам, оказываются именно те, кто готов ”упахиваться” за маленькую плату и на плохих условиях.

”Смелости постоять за себя не хватает прежде всего именно низкооплачиваемым работникам, у которых больше всего проблем”, — вторит ему руководитель по связям с общественностью центрального союза профсоюзов Яан-Хендрик Тоомель.

”Эти работники боятся лишиться имеющейся работы, по разным причинам: возраст, незнание государственного языка, низкая самооценка или проблемы с самим работодателем”, — отмечает он.

По словам специалистов, свою роль играет и недостаточная популярность профсоюзов. Многие ассоциируют эти организации с советским временем.
Исполнительный директор центрального союза работодателей Арто Аас говорит, что через профсоюзы в Эстонии представлено всего 4% работников. Это, по его словам, во многом обусловлено мировыми тенденциями. ”Информированность работников и мобильность растет, и работник находится на рынке труда в достаточной хорошей позиции, у него нет реальной нужды состоять в профсоюзе”.

Член правления профессионального объединения работников медицинской сферы Ийви Луйк отмечает, что вопрос зарплаты — далеко не главный, с которым работники обращаются к профсоюзам. ”Рабочая среда и безопасность, рабочее время, притеснения на работе и конфликты”, — перечисляет она проблемы, которыми приходится заниматься.

”Даже в условиях большой безработицы мы видим квалифицированных и трудолюбивых людей, которым трудно найти работу. С одной стороны вопрос заключается в умениях и способности к обучению, но с другой — и в качестве рабочих мест”, — отмечает Тоомель.