Via3L Spedition работала в помещениях оптовой фирмы Jungent, и с этим предприятием была связана и мажоритарная доля в логистической фирме. 1 июля 2018 года логисты предприятия все как один поступили на службу к тайно созданному исполнительными директорами конкуренту. В пустом офисе осталась только Куузик, которая тоже планировала "перепрыгнуть".

Владельцы Via3L Spedition убеждены, что Куузик была вовлечена в отбивание бизнеса предприятия уже очень заранее и активно содействовала "захвату". Куузик не отрицает, что знала о новом предприятии уже задолго до драматичного расставания.

"У начальников все время много предприятий, и я посчитала это общим бизнес-планом, разделением каких-то направлений", — рассказала она. "Я не знала о конкретных намерениях и думала, что это направление развития Via3L. Когда в июне 2018-го дело стало более отчетливым, мы потихоньку начали узнавать, что происходит, и пришлось начинать выбирать стороны".

Никакого переманивания людей, по словам Куузик, не было — скорее, беспокоились, возьмут ли их с собой в новую команду.

"Просто этот костяк создал новое предприятие, а поскольку у нас был такой хороший и сплоченный коллектив, никто не хотел оставаться. Потихоньку некоторые люди в июне начали уходить, большая часть ушла с 1 июля", — вспомнила Куузик.

Накануне понедельника, на который был запланирован уход логистов из Via3L, в субботу вечером бухгалтеру позвонил пайщик Алгер Нярска.

Когда Куузик сообщила, что собирается перейти в основанную исполнительными директорами Nordic Spedition, Нярска сказал, что "если ты останешься с нами, то с тобой ничего не случится, а если ты пойдешь с ними, получишь уголовное наказание". "Это в тот момент было только угрозой. Но посыл был ясным, что если я захочу сменить место работы, то из меня сделают уголовного преступника", — заявила Куузик.

По словам Куузик, сменивший предприятие коллектив планировал заканчивать незавершенную работу в Via3L Spedition, но одновременно исполнять и поступающие конкурирующему предприятию Nordic Spedition заказы.

"Считали, что Via3L возьмет новых работников и дело пойдет дальше. Утверждения, что оттуда что-то украли, совершенно абсурдные. Ничего не украли", — пояснила Куузик. Прицепы предприятия выполняли заказы, компьютеры были у логистов, которые поддерживали связь с клиентами, базы данных находились в администрируемом субподрядчиком облаке и у всех причастных к делу был к ним доступ — таким Куузик видела имущество брошенного предприятия. К тому же на счетах предприятия было больше миллиона евро.

Куузик, по ее словам, оформила два заявления об уходе, одно из которых об уходе в экстренном порядке и второе об уходе с заблаговременным предупреждением. "Они не захотели подписывать ни одно, — сказала Куузик. — Сааресалу (Меэлис Сааресалу — один из пайщиков Via3L — прим. ред.) в конце концов подписал на заявлении об уходе в экстренном порядке со дня, что ознакомился".

Nordic Spedition
Foto: Andres Putting

Не смогли связаться

Владельцы Via3L пояснили Ärileht, что не смогли связаться с Куузик и, по их мнению, бухгалтер скрылась.

"Отдельно со мной больше не говорили. Никаких актов или протоколов мне не предоставляли. Я даже не знала, когда меня уволили, потому что мое заявление об уходе передали в комиссию по трудовым спорам", — рассказала Куузик.

Хотя Сааресалу подписал заявление об уходе в экстренном порядке, в комиссии по трудовым спорам работодатель Куузик сказал, что с этим не согласны.

"Комиссия закончилась с обычным уходом, но компенсацию за отпуск и отработанные дни не заплатили. Они все обжаловали решение комиссии по трудовым спорам, придираясь к каким-то отдельным словам. Я сказала, что согласна с какой угодно формулировкой, какую они хотят. У меня создалось впечатление, что вопрос уже был ни в чем ином, как извести и изнурить меня, чтобы я в конце концов не смогла платить своему адвокату", — считает Куузик.

В Via3L же заверили, что Куузик при уходе получила компенсацию за отпуск около 2000 евро.

С точки зрения Куузик, как переданное в комиссию по трудовым спорам заявление об уходе, так и последовавшее огромное требование возмещение ущерба — издевательство и месть за то, что она решила перейти в конкурирующее предприятие.

"Такие же действия повторились и позднее с другими работниками, оттуда выгнали много людей из руководства и руководителей среднего звена", — добавила Куузик.

Утверждения Куузик опровергли нынешние руководители Via3L Spedition. Они указали, что как трудовой договор Куузик, так и правила внутреннего распорядка предприятия устанавливали требования хранения коммерческой тайны и ограничения конкуренции. Куузик была обязана хранить коммерческую тайну и не работать в пользу и в интересах конкурирующего предприятия. Но, по словам Сааресалу, бывшие работники предприятия стали жертвами манипуляции и если бы они признали свою ошибку, то были бы готовы искать компромисс.

Нынешние руководители Via3L Spedition утверждают, что работавшая главным бухгалтером Куузик была хорошо осведомлена о переводе бизнеса под Nordic Spedition и при создании нового предприятия и овладении бизнесом ее вклад имел определяющее значение. Она координировала бухгалтерию обоих предприятий.

Создавшие новое предприятие Лаури Латт и Эльмер Маас, согласно пояснению юриста Via3L Spedition, давали Куузик по электронной почте указания, что она должна показать в отчетах, и Куузик придумывала, как сделать записи так, чтобы все казалось корректным.

Клиентов убедили перейти в новое предприятие, и им дали понять, что деятельность Via3L Spedition прекращают. Для этого при общении с клиентами уже использовали контактные данные и адреса электронной почты и нового предприятия.