Деятельность эстонского Anttila AS, родственного предприятия финского Anttila OY, продолжалась до 2015 года. За это время в Эстонии изменилась до неузнаваемости общая культура бизнеса. Заказ товара из бумажных каталогов перекочевал в интернет, через который китайцы завоевывают мир таким же образом, как Anttila когда-то завоевала Эстонию.

Туула рассказывает, что в Финляндии продавали таким образом, что уже тогда была продажа в кредит. У них был Postipank, и Postipank обслуживал продажу на почте. Люди платили, получая посылку в почтовой конторе, или же заключали договор рассрочки в почтовой конторе. "Мы начали с предоплаты. Договорными партнерами стали многие почтовые конторы — тогда они были самостоятельными — и магазины, универмаги, в том числе Tallinna Kaubamaja. Когда все было готово, в марте 1992 года мы купили у Anttila OY тысячу каталогов, которые затем продали жителям Эстонии по 10 марок за штуку. В первый год мы получили оборот в миллион финских марок и клиентов было 2000".

"Люди платили в рублях, канадских долларах, финских марках… В девяти валютах. В пунктах продажи были таблицы с курсами для людей, которые там продавали. Наши люди два раза в неделю ездили в Таллиннский порт за товаром и сразу развозили его в пункты продажи по всей Эстонии. При развозке товара принимали деньги и меняли таблицы валюты", — поясняет Туула.

Каталоги были финские, на финском языке, и цены такие же, как в Финляндии — огромные по сравнению с Эстонией, но и товар другой, какого у нас не было.

Когда Anttila начинала привозить товар из Финляндии, было криминальное время, но разрешения на ношение оружия для водителей не брали: "Против мелких хулиганов у наших водителей были газовые баллончики. У нас и в 1992 году был в машине мобильный телефон, но распространение было прерывистое. Водитель также собирал деньги и привозил деньги домой, рубли в картофельном мешке и другую валюту в пачках поменьше. Бухгалтеры пересчитывали. Охранника не было".

Что же случилось с Anttila?

"Где-то в 2010 году решили… У нас была старая программа продажи в basic в компьютерах DOS. Взяли ценовое предложение и наконец начали строить новую программу. Построили новый автоматический склад в Хельсинки. Программу продажи начали объединять с программой бухгалтерии SAPELI, чтобы сделать ужасную программу-монстра — в момент покупки из Китая она должна была измерять, взвешивать товар, в файлах должен был формироваться путь этого товара на автоматический склад в Финляндии и наконец к вам. Автоматически должны были формироваться счета за поставку и продажу, упорядочиваться остатки товаров и создаваться подсобные книги. Эту клевую штуку начали делать, и на нее потратили, по моим сведениям, почти 200 миллионов евро. В процессе продажи попытались испытать эту программу в 2014-м, но неудачно. В конце концов выяснилось, что эту программу невозможно запустить", — констатирует Туула.

"Таким образом, новая программа не запустилась и старая закончилась! У них не было никакого другого выхода, как только объявить Anttila банкротом. Но представляешь себе, большой концерн Kesko должен объявить финскую дочку банкротом! Не годится же! И для этого купили у немецкой фирмы, инвестиционного фонда 4K Invest услугу банкротства Anttila", — продолжает он.

Kesko заплатила немецкой фирме деньги, чтобы они купили за миллион Anttila и обанкротили: "В общем, это была хорошая сделка для немцев, потому что остатки товаров в Эстонии были уже более миллиона евро и в Финляндии они должны были быть 100 миллионов. Anttila уже была более чем на 50% интернет-торговцем, из-за чего без программы интернет-продажи с этой фирмой так или иначе было нечего делать".

"И, разумеется, эстонское государство позволило утащить отсюда еще полмиллиона, когда немцы сюда пришли. Я как добропорядочный гражданин, когда ушел из Anttila, уведомил эстонский налоговый департамент, что в Anttila сидит 500 000 евро, которые собираются в эстонских фирмах, если ты не платишь дивиденды и не инвестируешь. Таким образом, обязанностью Anttila AS при ликвидации было выплатить эстонскому государству 500 000 евро подоходного налога, и эти деньги также реально имелись у фирмы. Даже после официального уведомления эстонское государство оставили без этих денег", — завершает Туула.