К настоящему времени у женщины уже 11 месяцев нет дома, она ночует то на скамейках в парке, то в подъездах, то у знакомых. История началось с того, что к ней в гости пришли знакомые мужчина и женщина, которые позже отказались покинуть квартиру и 1 мая самовольно заняли жилплощадь, без разрешения поменяв входную дверь вместе с замками, пока хозяйка была в магазине.

Бюро отмечает, что полиция ничем помочь не смогла, поскольку находившиеся в квартире люди сказали полиции, что у них заключен устный договор об аренде.

Юрист Eesti Õigusbüroo в ноябре прошлого года подал иск в суд и ходатайствовал об освобождении квартирной собственности от незаконного владения. 12 февраля иск был взят в производство и находившимся в квартире людям предоставили 14 дней на ответ, но они не сделали этого до сих пор.

Юрист Мерике Роозилехт говорит, что эта абсурдная ситуация, с которой может столкнуться каждый. Она отмечает, что эти люди, не предоставив никаких доказательств, сказали полиции о наличии устного договора об аренде, и поскольку полиция арендными спорами не занимается, то от решения проблемы отстранилась. По словам Роозилехт, женщина утверждает, что никакого договора об аренде не было и что она не получила от этих людей ни цента. ”Я проверила выписку с банковского счета клиента и сама убедилась, что это правда”, — отмечает юрист.

”Мы ходатайствовали в суде о доставке документов через Ametlikud Teadaanded. К настоящему моменту и это срок для ответа истек, так что мы предоставили ходатайство о вынесении решения о заочном освобождении квартиры”.

Роозилехт отмечает, что хотя суд, скорее всего, удовлетворит это ходатайство уже в самое ближайшее время, конца саги это не означает, поскольку, судя по всему, находящиеся в квартире люди не бросятся исполнять решение суда и придется обращаться к судебному исполнителю для инициации производства об исполнении решения суда и выселения.
”Все эти действия означают для владельца квартиры дополнительные расходы. Также увеличивается время возвращения своего жилища. Скорее всего, находящиеся в квартире люди и рассчитывали на то, что смогут проживать в чужой квартире до той поры, пока судебный исполнитель силой не выставит их за дверь”, — отметила Роозилехт.

Полиция: у них было устное соглашение о съеме жилья

В конце ноября прошлого года полиция прокомментировала данный инцидент, отметив, что утверждения бюро о том, что полиция ничего не сделала, не соответствуют действительности. Стражи порядка не выгнали этих людей из квартиры, обнаружив, что у них было устное соглашение о съеме жилья с владелицей жилплощади. ”Полиция неоднократно общалась с владелицей квартиры, и имеющиеся у полиции данные очень сильно отличаются от понимания юридического бюро относительно того, что произошло с квартирой и ее владелицей”, — сказал тогда Руководитель Ида-Харьюского отделения полиции Вальтер Пярн.

Пярн объяснил, что полиция сопоставила все факты, пообщавшись с обеими сторонами. "Конечно же, показаний одного человека не достаточно, опросить и поговорить нужно со всеми участниками этого спорного дела. При необходимости, опрошены будут и другие свидетели, например, соседи или представители квартирного товарищества", — объяснил Пярн.

Владелица квартиры сама обратилась в полицию по этому случаю, где подтвердила, что заключила устное соглашение со своими знакомыми, согласно которому, предоставляла им право проживать в своей квартире на определенных условиях.

По словам Пярна, в этом конкретном случае нет повода заявлять, что квартира была на несколько месяцев присвоена хитростью. "Если даже заключить письменный договор, съемщик может какое-то время не оплачивать счета или отказаться от освобождения территории. Таким образом съемщик не нарушит закон, поскольку владелец квартиры сам разрешил этому человеку здесь жить и предоставил свою жилплощадь на законных основаниях. Кроме того, автоматически на съемщика жилья распространяются все основополагающие законы, действующие для всех жителей какого-то конкретного дома", — объяснил Пярн.

"Если кто-то присваивает жилплощадь незаконно, тогда есть повод вмешаться компетентным органам, так как эти случаи рассматриваются как незаконное вторжение и нарушение государственного закона, — добавил Пярн.