”Для многих стало неожиданностью, что я хочу прекратить разведение молочного скота. Но мне просто негде взять рабочих: с пьяницами работать невозможно, а другая часть людей, у которых арестованы счета из-за долгов, хотят получать зарплату неофициально. Здоровье тоже стало подводить, после операции доить коров очень трудно”, — рассказывает Куллямяги, которая является известным в Ляэне-Вирумаа сельскохозяйственником.

В самые лучшие времена в Sarapiku Piim насчитывалось 340 голов скота. Удой составлял более 9600 кг на корову в год. В 2007 году вдобавок к старым постройкам был возведен современный хлев для молодого поголовья. Тогда планы хозяйки были грандиозными: построить в деревне Вайату двухэтажную ферму с роботами для доения коров. К сожалению, сбыться им было не суждено.

Кулламяги говорит, что потихоньку начала сокращать поголовье скота уже давно. Поскольку OÜ Sarapiku Piim является членом E-Piim, то некоторые коровы и телята были проданы через E-Piim, некоторые отошли мясной лавке Олега Гросса. Недавно Кулламяги выставила на продажу 70 коров, и ей уже поступило несколько предложений.

”Да, у меня есть новый хлев, и я хотела его осовременить, но не могу из-за операции на ноге и руке”, — говорит женщина. Она говорит, что поскользнулась в хлеву на мокром полу и упала, в результате чего сломала правую руку в нескольких местах. Операцию провели в Клинике Тартуского университета и сначала рабочими оставались только два пальца.

”У меня функционировало только два пальца, так что коров доить приходилось только коленом и одной рукой”, — продолжает женщина. Через какое-то время в хлеву произошел еще один несчастный случай — одна из коров раздробила хозяйке колено. Нога побагровела, а семейный врач посоветовал лишь мазь и повязку. Кулламяги прохромала несколько месяцев, ”держась на столб и доя коров”, покуда не смогла больше нагибаться и ее спутник жизни не отвез ее в Таллинн в отделение экстренной медицины.

”Там сразу послали на операцию. Миниск внутри был сломан и гнил. Хрящи, концы кости гниют, а врач советует мазать”, — сокрушается женщина и добавляет, что если бы в самый последний момент не оказалась в травмпункте, то из-за семейного, который не назначил ей ни одного обследования, сейчас была бы без одной ноги. В свете полученных хозяйкой травм необходимость в рабочих руках извне стала катастрофической.

”Даю объявление в газету, но приходят только пьяницы”, — сокрушается женщина. Человек приходит, первый день не пьет, на второй напивается, на третий ломает трактор, а затем пропадает на две недели.
”Через этот хлев прошло много народа и никто не остался”, — говорит и ее сын Лейно Кулламяги, который вместе с пастухом Юлларом Кудре следят сейчас за порядком в хлеву. Для того, чтобы фирма продолжила свою деятельность, нужны пастухи и дойщики. Но так как их не найти, то бизнесу — конец.

”В Эстонии обычно в хлев идут работать только алкоголики или те, кто хотят работать неофициально, так как их счета арестованы судебными исполнителями”, — говорит владелица бизнеса.

Ее спутник жизни Урмас Рийк описывает местный рынок труда в Ляэне-Вирумаа следующим образом: они приходит с пакетом в руках и сразу начитают что-то просить. Им бесплатно предоставляют жилье — плати только за электричество, но они только пьют и не выходят на работу. Бутылка важнее всего.

”Мне уже не один раз приходилось выпроваживать их из дома, так они там все время пили. После этого они съезжают ночью и забирают с собой мебель, хотя заехали только с пакетами”, — недовлен мужчина.
Рабочий день в Sarapiku Piim начинается в 5.15 и заканчивается в 11 часов вечера. В промежутке — паузы на обед и отдых, ведь ночью удается поспать лишь четыре часа.

Сейчас коровы находятся в старом хлеву. В заботливых руках хозяйки животные выглядят упитанными и ухоженными. Заинтересованные в покупке уже разве что не выстроились в очередь.

Что станет после их продажи?

”Будем выращивать только мясные породы”, — говорит Урмас Рийк.

”Я действительно не знаю. Здоровье у меня совсем неважное, поэтому скажу честно — не знаю”, — говорит Кулламяги.