Программа de facto на телеканале Latvijas Televīzija (LTV) ознакомилась с заключением следователя о завершении дела. Из него следует, что в свое время Осиновский подтвердил работникам БПБК, что у него был разговор о деньгах с политиком из партии ”Согласие” Андрейсом Элксиньшем.

Так называемое ”миллионное дело” Осиновского началось 30 сентября 2015 года в пивном баре Brālis в Риге, на улице Тербатас. Неподалеку от него тогда располагалось бюро БПБК. В тот день работник БПБК Юрашс в обед встретился со своим старым знакомым Янисом Домбитисом, отмечает программа.

О встрече со своим товарищем со времен учебы в Полицейской академии Домбитисом, который на тот момент был внештатным советником министра финансов, Юрашс позднее дал следующие показания. Дамбитис сказал, что необходимо обсудить некую тему. Он делал это, поскольку бывшие сокурсники — адвокаты Артис Стуцка и Марис Грундулис — настоятельно просили его обязательно обсудить эту тему с Юрашсом. Дамбитис рассказал о якобы состоявшемся в сентябре разговоре, в котором бывшие однокурсники просили передать Юрашсу, что депутат партии ”Согласие” Андрейс Элксниньш, который в то время организовывал защиту Осиновского в уголовном процессе Latvijas Dzelzceļš, предлагает Юрашсу взятку в размере одного миллиона евро. Цель — чтобы Юрашс помог Осиновскому избежать уголовной ответственности, либо, если это невозможно, чтобы его действия квалифицировались не как взяточничество, а как торговля влиянием, за которое предусмотрено более мягкое наказание, сообщает программа.

De facto также отмечает, что на следующий день после этого разговора Юрашс передал тайное заявление начальнику БПБК Ярославу Стрельченоку о вероятном предложении взятки. Однако уголовный процесс был начат лишь спустя полтора года — в начале 2017 года, когда Стрельченок уже не руководил БПБК, а Юрашс к тому моменту не работал в бюро уже несколько месяцев. Незадолго до реорганизации учреждения, в результате которого Юрашс потерял работу в БПБК, он публично заявил о предложенном ему в свое время миллионе евро и критично высказался о Стрельченоке в связи с не начатым расследованием. По этой причине Юрашс сейчас сам является подозреваемым в расследуемом Полицией безопасности деле об осознанном разглашении государственной тайны.

В решении о закрытии уголовного процесса отмечается, что все упомянутые в показаниях Юрашса лица какое-либо свое отношение к взяточничеству отрицают. В том числе и Дамбитис — единственный, к кому в данном деле был применен статус подозреваемого — в своей жалобе прокуратуре указал, что во встрече с Юрашсом не было ничего особенного и ее целью было обсудить актуальные события в Риге, а не предлагать взятку. Он подчеркнул это и в телефонном разговоре с de facto.

”То что мы говорили о миллионе, еще не означает, что я ему его предлагал или что я пришел предложить ему что-то от имени другого лица. Это… Это даже нельзя назвать интерпретацией. Это, простите, в какой-то мере наглость повернуть все таким образом. (…) Да, у нас был разговор и, к слову, в ходе этого разговора… Я не знал тогда, было или не было ему это известно, что в городе об этом говорят. Просто чтобы он обратил внимание, вдруг ему это где-то пригодится”, — рассказал о встрече с Юрашсом бывший советник министра финансов Дамбитис.

По словам Юрашса, он должен был отреагировать даже на кажущееся предложение взятки — следствию нужно было разъяснить роли всех задействованных лиц: ”Для меня, конечно, нет ни малейших сомнений, что были люди, которые хотели получить эти деньги от Осиновского. Что они хотели делать в дальнейшем — передать или не передавать дальше, присвоить — этот вопрос предстояло решить следствию, которое должно было начаться сразу же после получения моего сообщения”.

Ныне советник министра сообщения Улдиса Аугулиса и член правления Рижского свободного порта Стуцка в коротком сообщении программе de facto написал, что ”разные глупости” комментировать не намерен. Грудулис, являющийся ныне внештатным советником премьер-министра Мариса Кучинскиса, отметил, что все уже рассказал в своих показаниях БПБК.

Следователь БПБК наиболее достоверным в показаниях Юрашса сочла часть о возможной роли Элксниньша, поскольку в деле фигурирует фрагмент о записанном в марте 2016 года разговоре между Юрашсом и Осиновскисом, в ходе которого сотрудник БПБК обсуждал с эстонским предпринимателем и Элксниньша, отмечается в программе.

Передача отмечает, что позднее в ходе допроса в БПБК Осиновский утверждал, что Элксниньш не просил у него денег ни для Юрашса, ни для какого-либо другого должностного лица. С Элксниньшем он консультировался как с адвокатом и юристом. По инициативе Элксниньша в Таллине, Пярну, Москве и в Хорватии у них состоялось несколько встреч, в ходе которых депутат Сейма позиционировал себя знающим юристом, который способен организовать защиту в уголовном деле Осиновского. При этом все сотрудничество Осивновского с БПБК было связанно с его возможной помощью в раскрытии тяжелых преступлений. De facto известно, что после предоставления Осиновским информации БПБК в начале 2016 года действительно возбудило уголовный процесс против предпринимателя Мариса Мартинсонса, который вскоре был завершен.

В телефонном разговоре с De facto Осиновский сказал, что находится в Сингапуре и попросил прислать вопросы в письменном виде, однако позже через адвоката сообщил о нежелании что-либо комментировать.

Нынешний мэр Даугавпилса Элксниньш категорически отрицает информацию о нем, упоминающуюся в разговоре между Юрашсом и Осиновским. Он утверждает, что Осиновский обратился к нему в связи с делом Latvijas Dzelzceļš как к депутату Сейма, чтобы рассказать о систематических коррупционных случаях в Латвии.

”Мне действительно трудно комментировать бред одного обвиняемого и одного провалившегося следователя БПБК, руководителя оперативного отдела, который годами не расследовал преступные деяния”, — сказал Элксниньш,отметив также, что его сотрудничество с Осиновским закончилось в сентябре 2015 года, когда они в последний раз виделись.

Элксниньш утверждает, что Осиновскис ему рассказывал о многих высокопоставленных должностных лицах, в том числе о министрах, которые просили у него взятки. Интерес ”Согласия” как оппозиционной партии помочь ему был логичным, однако ни в какие противоправные действия он не вмешивался.

Программа отмечает, что следователь БПБК указала, что прямых доказательств предложения взятки Юрашсу нет. Следствие также не обладает информацией об источнике финансирования взятки. То, что Осиновский в своих ответах упоминает, что Элксниньш вымогал взятку ”для БПБК”, не дает оснований однозначно утверждать, что предполагаемая взятка предназначалась именно для Юрашса. В связи с этим спустя полтора года следствия БПБК закрыло уголовный процесс за неимением состава преступления.

Похоже, что эстонский предприниматель Осиновский в конце-концов так и не достиг никакого соглашения с БПБК или прокуратурой. В конце февраля Видземский районный суд в Лимбажи продолжит рассмотрение дела, по которому Осиновский обвиняется в даче взятки в размере около полумиллиона евро, а бывший руководитель Latvijas Dzelzceļš — в принятии этой взятки, сообщает de facto.