Нехватка рабочей силы и высокий рост заработной платы стали лакмусовой бумажкой устойчивости бизнес-планов, но будем надеяться, что сильная экономическая среда поможет людям перейти в предприятия, чья конкурентоспособность основывается не только на низкой заработной плате.

Уровень занятости намного превышает показатели периода бума

Статистика рынка труда Эстонии в последние годы имеет тенденцию постоянно доставлять положительные сюрпризы. Согласно свежим данным исследования рабочей силы конца прошлого года, в последние месяцы 2017 года уровень безработицы ограничился 5,3%. Таким образом, безработица осталась практически на том же уровне, что и в третьем квартале, когда из-за сезонных эффектов безработица, как правило, самая низкая. В итоге средний уровень безработицы за 2017 год составил 5,8%, что является самым низким показателем с 2008 года. Остававшаяся долгое время на низком уровне безработица дает повод пересмотреть оценки «естественному» уровню безработицы Эстонии, планка которого раньше была установлена примерно на 8%. До рекордного уровня ещё далеко – самый низкий уровень безработицы в Эстонии был зафиксирован в 2007 году, когда она ограничилась всего 4,6%.

Несмотря на то, что бывалый уровень безработицы пока еще не достигнут, по сравнению с предыдущим экономическим бумом значительно выросло желание и способность людей оставаться активными на рынке труда. Средний показатель трудовой занятости составил 67,5%, что является одним из самых высоких показателей во всем Европейском союзе и сильно превышает уровень 2007 года. При этом следует отметить, что трудовая занятость людей в возрасте 30–39 лет, пребывающих в самом расцвете трудового возраста, сейчас даже ниже, чем в период бума. А именно, занятость увеличилась в основном за счет работников, находящихся в предпенсионном возрасте. За десять лет уровень занятости в возрастной группе 60–64 лет увеличился с 40% до более чем 57%. Значительно увеличилась также занятость людей, достигших пенсионного возраста, которая среди 65–69-летних достигает уже трети. По сравнению с 2007 годом удвоилась даже занятость среди 70–74-летних. Несмотря на то, что активное участие пожилых людей на рынке труда поддерживали многие факторы, не менее важным при этом является здоровье людей. За десять лет улучшилось не только качество медицинской помощи, но и, очевидно, знания людей о том, как сохранить здоровье. Если говорить на языке статистики, то это отображается в таком показателе, как «продолжительность предстоящей здоровой жизни», который нынешним предпенсионникам обещает более светлое будущее, чем десять лет назад.

Нехватка рабочих рук усугубляется

Обратная сторона низкого уровня безработицы заключается в усугубляющейся проблеме нехватки рабочей силы и черпающего из неё силу роста заработной платы. В третьем квартале прошлого года насчитывалось 12 700 свободных вакансий. Хоть это и не является уровнем времен бума, но, например, в секторе обслуживания свободных рабочих мест уже в полтора раза больше, чем в 2007 году. В условиях быстрого экономического роста и увеличивающегося спроса проблема лишь усугубляется. Уже сейчас на основе исследований конъюнктуры для предприятий сектора обслуживания и строительного сектора более серьезной проблемой, чем спрос, становится способность найти достаточное количество рабочей силы для выполнения заказов. Немного лучше ситуация обстоит в промышленном секторе, но и там нехватка рабочих рук начинает всё больше ограничивать дальнейший рост.

Несмотря на то, что данные о средней зарплате 2017 года будут обнародованы лишь в марте, судя по всему, рост брутто-зарплаты достиг в прошлом году 7%. Данные за четвертый квартал прошлого года уже опубликованы Налоговым департаментом, по статистике которого рост заработной платы в конце года ускорился аж до 8,5%. Улучшение доходности сектора предпринимательства в 2017 году дало росту заработной платы чуть более стабильную основу. В то же время доля расходов на рабочую силу в ВВП по-прежнему остается в районе 50%, что является уровнем богатой страны. Например, в Швейцарии этот показатель достигает целых 60%, но учитывая сложность работы предприятий, экономическая структура Эстонии больше похожа на латвийскую и литовскую, где доля затрат на рабочую силу составляет примерно 45% от ВВП.

В экономически-теоретическом плане в стране, похожей на Эстонию, которая по меркам Европейского союза является всё-таки страной с развивающейся экономикой, дефицит рабочей силы и быстрый рост заработной платы могут иметь и положительное влияние. Одним из важнейших факторов успеха экспорта Эстонии несомненно является относительно дешевая рабочая сила, что позволяло здесь производить и продавать товары в страны Северной Европы, где затраты на производство были бы слишком высокими. Теперь, когда людей не хватает и затраты на рабочую силу быстро растут, относительная окупаемость таких бизнес-планов снижается. В идеальном мире это должно повысить мотивацию предпринимателей придумывать новые бизнес-планы, которые позволили бы создавать более дорогие товары с помощью меньшего количества людей. К сожалению, такие изменения происходят не особо быстро. Кроме того, для измерения этого явления, по крайней мере в краткосрочной перспективе, отсутствует точный инструмент. Широко используемое понятие производительности, которое выражает частное, полученное при делении суммы зарплат и прибыли на число работников и рабочих часов, зачастую в большей степени зависит от иных факторов, чем реальное «качество» бизнес-планов. Если в 2016 году из-за скромной доходности предприятий низкой была и производительность, то быстрый экономический рост прошлого года значительно исправил это. В то же время трудно поверить, что в эстонском предпринимательстве за год произошел невероятный прыжок в цепочке ценностей.

Рынок труда Финляндии крепчает

Нехватку рабочей силы в последние годы помогло компенсировать возвращение живших раньше за границей эстонцев. При этом больше всего возвращаются из Финляндии. К официальной миграционной статистике добавляются ещё люди, которые работали в Финляндии временно, но нашли себе дома лучшее применение. С одной стороны, эта тенденция обусловлена быстрым развитием рынка труда Эстонии. С другой стороны, немаловажным является то, что экономика и рынок труда северных соседей шли на спад. Едва восстановившись от финансового кризиса, в 2012 году экономика вновь пошла на спад, и о маломальском росте там можно было снов говорить лишь в 2016 году. Глубину кризиса характеризует факт, что согласно прогнозам экономика Финляндии восстановит свои объемы 2008 года лишь в этом году, 10 лет спустя. На регулируемом рынке труда Финляндии безработица достигла своего апогея в 9,5% в середине 2015 года, но для новой вербовки неуверенная среда означала четкое «нет». Почти замороженными оставались и зарплаты, с которыми нехотя согласились профсоюзы, чтобы восстановить конкурентоспособность экономики.

Благодаря реформам и более быстрому экономическому росту Европы ситуация в Финляндии к настоящему моменту улучшается. В прошлом году экономический рост Финляндии превысил 3%, что является самой высокой скоростью на протяжении многих лет. Безработица в настоящее время также снизилась до 8,4%. В прошлом году Финляндия восстановила свой статус главного экспортного партнера Эстонии, и предприятий, связанных с тамошним рынком, можно, пожалуй, насчитывать тысячами, из-за чего восстановление экономики является для нас, разумеется, полезным. История с тамошним рынком труда не настолько однозначна. По прогнозам, в долгосрочной перспективе в Финляндии начнет ускоряться рост заработной платы, который к 2019 году должен достигнуть 2,5%. Из-за более высокого уровня зарплат это равняется, измеряя в евро, примерно 6-7% росту зарплат в Эстонии, что вновь может побудить эстонцев отправиться на заработки по ту сторону залива.