Работники требовали поднять зарплаты на 20-30% (вместо изначальных 50%), но руководство было согласно лишь на 5% для всех работников предприятия. За принципиальностью руководства во многом стоит страх того, что, если поднять зарплату только работникам скотобойни, то остальные начнут требовать того же.

Государственный примиритель Меэлис Виркебау сказал перед встречей, что если сегодня сторонам не удастся прийти к консенсусу, то он будет вынужден прекратить примирительное производство. После этого работники имеют право ходатайствовать об организации забастовки и спустя две недели с момента оповещения провести законную забастовку.