”Delfi борется с мифом о том, что у нас два работника, один из которых ворует статьи, а другой — пишет комментарии. К счастью, с течением времени этот миф стал развеиваться, так как Delfi постоянно движется вперед”, — сказал главный редактор Delfi и Eesti Päevaleht Урмо Соонвальд. Помимо прочего, он подчеркнул неразрывную связь Delfi с комментаторской средой. ”Каждый месяц мы получаем около 300 000 комментариев. Если по всему миру тенденция комментирования показывает спад, то у нас она остается довольно высокой. Нас комментирует 43 000 разных людей, поэтому нельзя сказать, что комментаторская среда не отражает общественного мнения”.

”Люди постоянно спрашивают меня, сколько статей мы выпускаем. Звучат предположения, что сотню или две. На самом деле вместе с Eesti Elu мы делали в день 560 статей, сейчас эта цифра — около 400”.

Соонвальд отметил, что самая высокая читаемость в истории портала была зафиксирована 9 ноября 2016 года, когда в США был избран новый президент Дональд Трамп, а в Эстонии освобожден от должности премьер-министр Таави Рыйвас. Из фотогалерей самое большое количество просмотров — 3 миллиона — набрали похороны Таранкова, уступив даже нарядам с президентского приема в честь годовщины Республики.

Основатель и мажоритарный акционер Ekspress Grupp Ханс Х.Луйк затронул тему освещения прессой связанных с судопроизводством тем и выразил сожаление по поводу того, что эстонские суды неохотно общаются с журналистами. ”Примеров, когда были необходимы незамедлительные объяснения со стороны суда, можно привести много. Взять хотя бы ”живодера” Марге, которую суд признал невиновной, что вызвало в соцсетях волну негодования, поскольку люди не понимали почему. На самом деле это случилось из-за того, что сама Марге уезжала за границу и поручила соседям присматривать за собакой, поэтому судья и не смог привлечь ее к ответственности. Если такое пояснение появляется через две недели после решения суда, то оказывается поздно. Суд должен быть таким же быстрым, как и новости, потому что спустя неделю нам с полученной информацией делать нечего”, - сказал Луйк.