Фирма ведет за своих клиентов финансовые дела и представляет их интересы в различных сферах. ”Мы находим для своих клиентов самых лучших партнеров среди банков, адвокатов и других профессионалов, и представляем интересы клиентов в общении с ними. Мы — место сбора информации и представительства в финансовых вопросах”, — объяснила Меос.

Санкции не несут ничего хорошего

Целым пакетом услуг фирмы пользуется, по ее словам, около нескольких десятков клиентов. Есть и т. н. проектные клиенты, которые закупают единичные услуги в конкретных областях. Если среди последних больше всего эстонцев, то среди первых превалируют россияне, украинцы, индийцы.

”Стоимость имущества, которое мы консультируем, оценивается примерно в 200 млн евро, но это все лишь малая часть от всего имущества клиентов”, — сказала бизнесвумен.

Говоря о влияниях санкций против России, Меос сказала: ”Санкции и закрытость не несут ничего хорошего ни для одной стороны. Такое ”капсулирование” уменьшает все объемы: экспортные объемы эстонских предприятий в Россию уменьшились, российская экономика пострадала”.

”У российских предпринимателей меньше возможностей для инвестиций, меньше положительного настроя что-то предпринимать как в России, так и за ее пределами. Многие предприятия хотят иметь резервы и за границей России. Экономический спад и слабый курс рубля только подстегнул это желание”, — отметила женщина.

”Те, кто уже имел дело с культурой и экономической средой Эстонии, скорее, готовы увеличить инвестиции и желают видеть Эстонию в качестве своего партнера по бизнесу”, — сказала Меос о российских бизнесменах.

Местный и восточный рынки более привлекательны

На вопрос, случалось ли ей слышать от клиентов просьбы о сокрытии своего имущества, Меос ответила, что такое происходит все реже. ”Если раньше такие вопросы в завуалированной форме звучали, то теперь нет. Клиенты из России тоже говорят, что готовы платить налоги. В России подоходный налог оставляет 13%. Эстонцы привыкли к прозрачности, тут вопрос сокрытия имущества никогда не поднимался. В Эстонии смотрят на эффективность налогообложения”, — заверила она.

”Сначала у нас был план направить свой взгляд на Скандинавию, но у нас просто не было на это времени. По нашим оценкам, местный и восточных рынок для нас более привлекателен и понятен, чем, например, финский”, — аргументировала Меос выбор фирмы рынка сбыта своих услуг.

Говоря о законах и возможностях для богатых людей из других стран стать резидентами Эстонии, она сказала: ”Если к нам приходят инвесторы из-за рубежа, то они предполагают, что государство даст им что-то взамен — какое-либо признание или вид на жительство, чтобы можно было заниматься бизнесом”. Также она подчеркнула, что самой большой проблемой для зарубежных инвесторов сейчас является требование о пребывании в Эстонии на протяжении 183 дней, и выразила надежду, что уже со следующего года вступят в силу поправки к закону, упраздняющие среди всего прочего и эту норму.