Гинтер все же подчеркнул, что Тальвик несет вздор, когда утверждает, что государственное предприятие пыталось скрыть договоры о покупке паромов от комиссии Рийгикогу. ”Они получили договоры сразу же, как запросили. Порт ничего не скрывал. У Тальвика же возник вопрос, почему цены паромов скрыты коммерческой тайной. Но так договорились Кийль и Кальюранд. Не могу же я во время срока действия договора начать его переделывать в одностороннем порядке, потому что руководитель следственной комиссии парламента требует этого”, — сказал Гинтер.

По словам руководителя порта, предприятие пока не планирует подавать на Тальвика в суд за разглашение коммерческой тайны. Во-первых, нужно было бы лишить Тальвика депутатской неприкосновенности, а во-вторых, было бы довольно странно, если бы государственное предприятие выдвинуло иск против руководителя следственной комиссии, расследующей деятельность этого же предприятия. ”Артур — хороший человек, пусть повозится”, — добавил Гинтер.

Почему же между турецкими и польскими паромами такая большая разница в цене? ”Потому что турки платят своим рабочим более низкую зарплату. Одни лишь траты на рабочую силу делают стоимость парома уже на несколько десятков процентов дешевле”, — объясняет Гинтер.

Недостаточные доводы

”Предложение Турции было самым дешевым, но к 1 октября текущего года завод не смог бы построить четыре судна, с их стороны это было исключено”, — объяснило руководство порта свой выбор, но Тальвик считает это недостаточным обоснованием. ”Важные должностные лица сказали мне, что оба предприятия настолько велики, что изготовление четырех не особо больших паромов не должно представлять для них проблему. Здесь все-таки замешано что-то другое”, — высказал Тальвик свои подозрения.

Тальвик также заявил, что совет порта пытался оказать давление на комиссию, чтобы эта информация не было обнародована. По его словам, деятельность комиссии протекала свободно до того момента, как комиссия запросила ознакомиться с договорами о покупке паромов. ”Совет пытался нам продиктовать, что мы должны подписать бумагу, которая заблокировала бы нам любую возможность обнародовать какую-либо информацию”.

”Я не назову вам цену этих паромов, но очень хочу, чтобы Таллиннский порт сам ее назвал”, — заявил Тальвик. Он также подчеркнул, что паромы, которые производятся в Турции и Польше, практически идентичные. ”Почему же польские паромы настолько дороже?”, — настаивает он.