Министерство финансов считает, что наша экономическая среда депрессивна. Прогноз роста экономики на прошлый год составлял 1,7%, но он не сбылся. В то же время парковки торговых центров забиты автомобилями, что вроде бы указывает на то, что у народа есть деньги. Как идут дела у нашей экономики?

В целом эстоноземельцу хорошо жить в Эстонии. Воздух чистый, преступность относительно низкая. Кажется, что у народа есть деньги. В школьные каникулы все чартерные самолеты заполнены. На самом деле, вроде, должны быть довольны.

Но как предприниматель я смотрю на вещи значительно более глобально. Наш внутренний рынок и его возможности в мировом масштабе относительно скромные. Что происходило в истории Эстонии? Почему все эти вражеские силы хотели контролировать этот клочок земли? Причина может быть только одна: контроль над торговыми путями.

Это было так сотни лет, на самом деле, даже около тысячи. Самим не использовать эту геополитическую позицию, не быть активными, по моему мнению, большая глупость.

Все остальное, что мы здесь делаем — производим ли чуть больше табуреток и ведер или временно присоединяемся к какому-нибудь мировому ИТ-направлению — тоже ведь имеет право быть. Но наша суть — все-таки быть хорошим торговцем на этом торговом пути, что обусловлено природным расположением. Для этого, зачастую, нужно быть немного хитрыми.

Сейчас в вас говорит член совета Эстонской железной дороги?

Нет, совсем нет. Членство в совете просто прибавило мне немножко ясности. На железной дороге, мягко говоря, все наперекосяк. Мы в минусе, как мы можем видеть уже несколько лет. И не видно, чтобы дела улучшались.

Не улучшаются потому, что между Россией и Европой острое противостояние, или мы сами что-то проспали?

Что здесь скрывать и искать красивые слова. С начала 1990-х до Бронзовой ночи показатели эстонского транзита шли в гору. Кто-то, конечно, может сказать, что роль движения транзитного товара в экономике не так важна, однако они ошибаются. Эти чистые четыре-пять-шесть процентов, которые считают, обманчивый туман. Ведь вокруг этого еще множество действий. Кто-то убирает, кто-то охраняет, кто-то переливает. Кто-то производит горшки и ведра, которые как раз нужны для этого, и кто-то финансирует.

Если тысячу лет это было важно, то почему сейчас нет? Люди забывают, что где-то должна быть база. Заниматься ИТ — это как сидеть у других на шее. Если самим что-то создавать, то для этого, образно говоря, нужно весной посадить картошку и осенью собрать — надеемся, больше, чем посадили.

Где находится этот рычаг, за который нужно дернуть, чтобы транзит снова запустился?

Положение не очень многообещающее. Те выборы, которые мы в свое время сделали — то есть Евросоюз и НАТО вместе — сделали нас для той части мира, окном в Европу для которой мы были, скорее задней дверью, в случае если у нас есть дело к России. На самом деле, не только к России, а вообще к этому континенту — Казахстан, часть Китая и т.д.

Там движутся товары, часть из которых хотела бы проходить и через этот регион. Я видел чертежи, на которых изображены 200-300 млн тонн товаров, которые хотели бы проходить через нас.

Для этого следует привести в порядок дорогу, открыть двери и быть гибкими. Говорили, мол, Эстония могла бы быть каким-то финансовым центром. Но для чего? Разумеется, не для французского виноделия. Мы можем быть финансовым центром только для упрощения торговли. Другого смысла у него быть не может.

В чем Эстония могла бы быть более гибкой?

Государственные решения следует продумывать намного дальше, чем на какой-нибудь один период от выборов до выборов. Лично я считаю, что то политическое положение, которое сейчас обеспечивает нам необходимую безопасность, никто пересматривать не будет.

В политику я вмешиваться не хочу. Но в определенном смысле могло бы быть больше такого отношения, как у финнов: встать спина к спине с Финляндией и быть с ней партнерами здесь, на углу у России.

Чем может закончиться это нынешнее политическое положение в мире? Надеюсь, не войной. Надеюсь, ситуация смягчится. Это начнется с приграничных территорий и с маленьких стран. Создадут какой-нибудь пробный вариант, более легкое пресечение границы, наполовину безвизовый режим или что-то подобное. В одиночку мы в этом смысле не играем для России никакой роли. Вместе с Финляндией уже немного могли бы.

Численность населения Эстонии уменьшается. Должен ли каждый из нас больше работать?

Мы должны работать умнее. У нас много обсуждают, например, растет ли у нас экспорт или нет. Я к этому абсолютно равнодушен. Какого экспорта мы ждем от страны, где рабочих рук меньше, чем работников в крупнейшей в мире охранной фирме G4S? Только в одной фирме, которая даже не входит в число самых крупных в мире.

Если мы хотим пробиться на крупных мировых рынках, то со своими несколькими табуретками мы чуда не сотворим. Мы можем их продать, но для популяризации бренда нужна масса, объем, финансовые возможности. Снимаю шляпу перед теми, кто поддерживает наш показатель экспорта, но чуда там не будет и особо далеко не продвинемся.

Эстония могла бы быть местом наподобие Гонконга или Сингапура, находясь на перекрестке торговых путей, использовать этот потенциал значительно лучше.

Если в нашей экономике один-два процента роста, а в Китае на протяжении многих лет не было ниже 10%, то что тут говорить. Когда эстонская экономика развивается меньше чем на 5% в год, я бы лучше молчал.

Очень хорошо было бы начать зарабатывать в два раза больше, но в Эстонии в последние годы говорили скорее о скудности зарплат, когда работник с полной занятостью не получает столько дохода, чтобы покрыть свои разумные расходы. Откуда взялся бы двойной заработок?

Следует подумать, как быть хорошим торговцем и придавать товару дополнительную стоимость. Во-вторых, нам следует обдумать и тему фосфоритов. Этот разговор, что нас это не касается и пусть решают следующие поколения — все-таки стоит немного исследовать и сделать попытку. Не для того, чтобы начать разрабатывать в дешевое время, но для того, чтобы быть готовыми что-то делать, если начнется подорожание.

Я понял, что в наших недрах скрывается столько ресурсов в пересчете на одного человека, что все мы могли бы быть значительно богаче. По количеству на одного человека нас можно сравнить и с Саудовской Аравией. Можно было бы разумно использовать свои возможности и дать людям немного больше надежности. Я считаю, эти дискуссии еще предстоят.

Примером могла бы быть Норвегия, которая в хорошие времена добыла довольно много нефти и создала себе государственные системы ресурсов. Я считаю, что Норвегия будет жить за их счет еще долго.

Интервью полностью читайте в Maaleht.