Член комиссии Аазе Саммельсельг сказала Delfi, что мнение эксперта отличается от других доказательств, главным образом, потому, что в нем вдобавок к эмпирической части содержится еще и оценочная часть.

"Мнению эксперта добавляет надежности то, что экспертизу проводит специалист в соответствующей сфере. Высказыванию мнения должно предшествовать основательное знакомство с исследуемой вещью и, при необходимости, с использованными сравнительными данными", — объяснила Саммельсельг то, как должна выглядеть экспертиза.

В соответствии с требованиями, исходя из экспертизы должны быть подготовлены описание экспертизы и заключение или акт. Из него должно выясняться, почему эксперт пришел именно к такому мнению.

"Немаловажно то обстоятельство, что эксперт отвечает за правдивость высказанного мнения. За правдивость содержания составленного анонимно документа не отвечает никто. В данном случае представленный комиссии документ не имел присущих акту экспертизы содержания и формы. Комиссия посчитала необходимым подчеркнуть смысл экспертизы, чтобы предотвратить создание и сбор недостоверных доказательств в дальнейшем", — прокомментировала Саммельсельг представленный Elisa сомнительный акт экспертизы телефона потребителя.

Elisa с решением комиссии не согласилась. "Не согласна с позицией, что акт экспертизы ненадежен. Данный акт экспертизы составлен в центре обслуживания производителя, и Elisa приняла решение, исходя из акта экспертизы. Поскольку Elisa не согласна с позицией комиссии, мы продолжим спор в суде", — сообщила Delfi специалист по связям с общественностью Elisa Марит Лийк.