Ожидающая пятого ребенка Терье Кярт (38) как раз накрывает легким одеялом угловой диван, когда я вхожу в комнату. Я протягиваю отцу семейства Аллану (31) килограммовый пакет конфет. «В нашей семье конфеты идут особенно хорошо», - расплывается он в улыбке.

В доме царит сырость – и не только из-за открытого окна, через которое запрыгивает упитанный черный кот.

«С трубой у нас неполадки. В прошлом году пришлось отапливать две комнаты электричеством. Счеты были больше 2000 крон в месяц» - рассказывает Аллан. «Когда мы были у нотариуса, то там говорилось, что пол проседает, но я этого не осознавал, пока сам не провалился.»

Хватает и нескольких минут, чтобы понять, что Кярты – самая обыкновенная эстонская семья, на которую маклер недвижимости и работники банка навесили большой кредит, сделавший эту семью своими заложниками.
 
Два года назад Кярты не думали о богатстве, к которому нас всех обещал привести премьер Андрус Ансип. Не прислушивались они и к разговору Эдгара Сависаара о повышении зарплат. Он вообще не верили, что им дадут кредит, поскольку многим знакомым тогда и пятисот тысяч не давали.

Однако Терье, с 2000 года сидевшая дома с детьми, устала от жизни в многоквартирном пятиэтажном доме в бывшем военном городке Тапа. Квартира нуждалась в ремонте, да и была уже слишком мала для семьи с четырьмя детьми.

Женщина мечтала о Настоящем Своем Доме. Время от времени просматривала с подружкой в интернете объявления о продаже недвижимости и, наконец, нашла подходящее строение на окраине города.

Дому с эркерным этажом, конечно, было уже 95 лет, да и ремонт был необходим, однако там отлично бы разместились все члены семьи, а у детей появилась бы возможность носиться по просторному двору и под яблоневыми деревьями.

Только цена – больше миллиона крон – была чересчур кусачей. Семье негде было взять такую большую сумму («У нас не было денег даже на оплату нотариальных услуг!»), к тому же, поджимали взятые ранее займы и оформленный лизинг. Но маклер щедро пообещал все уладить.

«Нам самим вообще не нужно было возиться с документами для банка, маклер все сделал за нас», - отмечает Аллан. 
 
Семья Кяртов получила в Swedbank два займа. Первый, в размере 1,1 миллиона крон на период 35 лет, был предоставлен на покупку дома. С помощью второго, суммой 250 000 крон, семья погасила старые долги, уплатила расходы по купле-продаже нового дома и даже купила машину – не новехонькую, конечно, как покупали все во времена бума, но вполне приличный универсал повышенной вместимости чуть более 10 лет от роду.

На выплаты по кредитам у Кяртов уходило примерно 12 000 крон в месяц. Корректно выплачивать кредит они смогли менее года, поскольку затем зарплата Алана в E-Betoonelement снизилась вполовину.  Теперь он получал лишь 7000 крон в месяц. «Банк забирал всю мою зарплату, и еще и не хватало».

На помощь поспешили мать и брать Алана. «Мама взяла для уплаты нашего кредита собственный займ, и теперь отдает почти всю свою зарплату», - говорит Аллан. Что касается дальнейшего, то остается только удивляться поведению банкиров.

Обычно попавшие в затруднения могут получить отпуск от платежей, но не Кярты. Оказывается, что они уже были в отпуске от платежей. Swedbank сразу по выдаче кредита предоставил им отпуск от платежей, то есть все первое время они платили только интрессы, а не основную сумму.

По мере возникновения трудностей, когда долг превысил уже 50 000 крон, Swedbank предложил еще одну «хорошую возможность»: дорогая семья, займите еще денег, чтобы таким образом погасить свои старые долги! 

К этому моменту Терье и Аллан договорились об участии в проекте канала TV3 „Освободись от долгов“. Они отказались от нового займа. В передаче Кяртам дали идею – пойти в суд с заявлениями о банкротстве. Терье Кярт официальный банкрот с 22 июля, Аллан – с 4 августа.

В июле Аллан потерял работу. Его уволили в день вступления в силу нового закона о трудовом договоре, и теперь он получает пособие в размере чуть более 4 000 крон в месяц.

Терье Кярт первый месяц в качестве предпринимателя-физического лица развозит почту в Лехтсе и Янеда.  Сколько это принесет денег, она пока не знает. «Eesti Post обещало компенсировать бензин в размере до 4 000 крон в месяц, а у нас уходит топлива на 8000», - говорит женщина. Аллан добавляет: «Мы ведь по большей части двигаемся на первой-второй передаче, постоянно нужно делать остановки».

В прошлый четверг в бюро банкротного администратора Реэт Рельвик в Раквере прошли торги в отношении дома Кяртов. Начальной ценой было обозначено 700 000 крон, то есть на треть меньше цены, по которой он был приобретен. Но никто не делал предложения, и даже не поинтересовался домом.

Цена явно была слишком высокой. «Новая цена может быть около 500 000 крон. Я пока еще не выставляла его на повторную продажу», - говорит Рельвик. „Все пытаются отнестись с пониманием. Банк не требует сразу выставлять их на улицу».
 
Но Кярты находятся в постоянном страхе. Они очень хорошо понимают, что если кто-то купит их дом, то их ждет выселение. У них, конечно, есть старая квартира, но и она пойдет с молотка. Банкротные представители назначают рыночной ценой нуждающейся в ремонте квартиры всего лишь 50 000 крон.

Таким образом, семью Кяртов ждет переезд на некую социальную жилплощадь.