Восточный комитет немецкой экономики провел опрос среди немецких фирм, ведущих дела в России. 78% из них полагают, что Россия уже в ближайшие полгода-год сумеет преодолеть острый внутриэкономический кризис, вызванный мировыми финансовыми потрясениями.

Пока, однако, председатель Восточного комитета Клаус Мангольд, оценивая экономическую ситуацию в самой России, на встрече с журналистами указал на особую уязвимость ее зависимости от экспорта сырья и, в первую очередь, энергоносителей.

По прогнозу немецких экспертов в текущем году именно из-за резкого уменьшения доходов от продажи нефти и газа значительно меньшим станет положительное сальдо внешнеторгового баланса России.

Нефти выкачают из России на мировой рынок не намного меньше, чем в прошлом году. А вот с газом — прямо "труба". Экспорт российского "голубого топлива", согласно прогнозам, сократится на 55%. Причем, отметил на встрече с журналистами в Берлине заместитель председателя Восточного комитета немецкой экономики Буркхард Бергман, сокращение спроса на газ в Европе — не главная причина. 

Потребление этого топлива в странах Евросоюза уменьшилось в среднем всего на 4%, в Германии — на 7%. Проблема в том, что мировой кризис больнее всего сказался именно на газовой отрасли России, а транзитные проблемы с Украиной добавили свое.

Бергман указал на то обстоятельство, что в период "газового кризиса" в ФРГ активно расходовались запасы топлива из подземных хранилищ, заполненных ранее по умеренным ценам на газ. Когда цены подскочили, потребность в топливе уменьшилась: лето на дворе. Теперь цены на газ снова — вслед за нефтяными — начнут снижаться, и будет не столь дорого опять заполнить газохранилища. 

В настоящий же момент немецкие компании закупают в России только минимально допустимые по ранее подписанным долгосрочным соглашениям объемы газа. "Но договоры соблюдаются", — заверил Буркхард Бергман. 

Скачки цен на нефть, за которыми с лагом примерно в полгода следуют и цены на газ, сыграли с российскими экспортерами злую шутку. Стоимость нефти зашкалила летом прошлого года, а минувшей зимой, когда значительно подорожал и газ, его поставки в платежеспособную Европу были приостановлены из-за проблем с украинским транзитом. А когда ситуация разрядилась, и газ по трубам снова пошел на Запад, цена на него уже была не та. "Газпром", а вслед за ним и российский бюджет, понес многомиллиардные убытки, хотя рассчитывал, очевидно, на многомиллиардные прибыли. 

По словам Бергмана, доходы "Газпрома" в этом году составят только $40 млрд. против $65 млрд. в 2008-м, который был, правда, рекордным.
К хорошему, однако, быстро привыкаешь, и теперь российскому концерну, оказавшемуся в сложной финансовой ситуации, отметил Бергман, приходится пересматривать свои прежние инвестиционные планы и отказываться от части проектов.

Что будет с газовым рынком впредь, совершенно неясно. Никто не берется предсказать, каковы будут потребности европейских потребителей "голубого топлива". Какова будет доля возобновляемых источников энергии? Что будет с атомными электростанциями, которые в Германии вроде бы собрались отключать, но теперь, похоже, готовятся пересмотреть такое решение? На европейский рынок рвутся поставщики сжиженного газа, предлагая свой товар по бросовым ценам.

Если газовый рынок стал таким непредсказуемым, то имеет ли смысл настаивать на реализации столь дорогостоящего проекта, как NordStream, тем более, что прибрежные страны — Швеция и Польша — медлят с предоставлением разрешения на его прокладку в своих территориальных водах? Буркхард Бергман ответил на этот вопрос порталу Deutsche Welle так: "Nord Stream — это важнейший инфраструктурный проект европейского газового сектора. Во-первых, этот газопровод сможет обеспечить поставки топлива в рамках подписанных ранее соглашений. Кроме того, он будет служить цели диверсификации путей доставки газа".

Не только с политической, но и с технической точки зрения лучше иметь несколько разных таких маршрутов, подчеркнул Буркхард Бергман. По его словам, это повышает надежность поставок. "По всему миру проложено много оффшорных трубопроводов. Через Северное море, например, газ поступает в Германию по нескольким ниткам. Я не вижу причин, по которым нам не удалось бы своевременно реализовать проект Nord Stream", — заключил Бергман.

Буркхард Бергман также является членом совета директоров "Газпрома", а в недавнем прошлом — руководителем немецкой энергетической компании E.ON-Ruhrgas, являющей акционером консорциума по строительству газопровода NordStream.