Живущие в США средних лет господа (четыре дамы и один мужчина) многие годы наивно полагали, что у них в Эстонии находится в надежных руках весьма солидное имущество — 100 га земли в Вескимёлдре (волость Сауэ, Харьюмаа).

Детальная планировка позволяла построить здесь 200 коттеджей на одну семью или рядное жилье. Дамы подсчитали: как девелоперский проект стоимость недвижимости может составлять целых 54 миллиона евро.

Но когда, наконец, у собственников возникло желание обратить землю в деньги, то выяснилось, что всё уже давно уплыло из их рук.

Семейству Гюнтеров вернули владения их предков в 2002 году. Дедушка американцев, немец Герберт Гюнтер держал во времена довоенной Эстонской Республики на Ратушной площади магазин своего имени, чья вывеска гласила, что там продают всё. Герберт Гюнтер отбыл в Германию только в 1944 году и получил там позже за свои мытарства некоторую компенсацию.

Семья всецело доверяла Хауду. Эстонский поверенный получит от американцев самые широкие нотариально заверенные доверенности, чтобы распоряжаться недвижимостью и наилучшим образом получать с этого выгоду.

Хауд чувствовал себя на рынке недвижимости как рыба в воде, он начинал еще в 90-х маклером в фирме Ober-Haus. Во время большого бума его фирма Kodu Grupp активно занималась бизнес-недвижимостью в технопарке Юри.

Девелопер сдружился с сыном Герберта Гюнтера Хайнцем Гюнтером, который хвалил многолетний опыт Хауда и его готовность прийти на помощь: ведь акула девелоперского бизнеса помог Гюнтерам вернуть себе землю в Эстонии.

Во время бума район Вескимёлдре просто просился под ковш экскаватора, но затем наступил кризис и планы пришлось отложить. Хауд советовал американцам подождать до лучших времён. За имуществом присматривал он сам. Общались через океан редко, с полугодовыми перерывами.

И только в 2016 году, когда Трампа выбрали президентом США, наследникам стало казаться, что, быть может, пора уже запускать на свою землю бульдозеры, потому что "лучшие времена" могут и не наступить. И тут американцы с удивлением обнаружили, что через их землю проходит новое шоссе. А после серьезного изучения вопроса выяснился ошеломляющий факт: земля уже несколько лет им не принадлежит!

Jaanus Lensment

Хауд, оказавшийся в разгар кризиса в тяжелом положении, заложил имущество американцев в покрытие своих личных бизнес-долгов. Американские наследники и не представляли, как распоряжается их имуществом их доверенное лицо. Хауд отправлял за океан успокаивающие реляции, заверяя, что работа по оговоренным девелоперским проектам усердно ведется. Это он говорил еще в 2017 году, хотя уже в 2013 году по-тихому сплавил землю своих доверителей на сторону.

Хауд вместе со своей фирмой попал в долги, и земля в Вескимёлдре ушла банку SEB и другим кредиторам. А второй этап жилого района Вескимёлдре стоили во владениях Гюнтеров уже совсем другие собственники.

Обанкротились как фирма Хауда Kodu Grupp, так и сам предприниматель. Их имущество ушло с молотка. Хауд получил запрет на бизнес-деятельность, а по регистру он сейчас гол как сокол.

Наследники, которые теперь показывают друг на друга пальцем, постарались спасти, что только можно. С помощью адвокатского бюро Sorainen они попытались дать последним авантюрам Хауда обратный ход, но неудачно. Наследство дедушки ускользнуло из рук (хотя страховая фирма выплатила наследникам частичную компенсацию).

Три года назад Пыхьяская окружная прокуратура для расследования действий Хауда возбудила уголовное дело, подозревая мужчину в присвоении. Следствие затрудняло то обстоятельство, что пострадавшие жили на другом конце света и в другом временном поясе.

Хауд пошел на соглашение с прокуратурой и в начале июля текущего года Харьюский уездный суд признал его виновным в злоупотреблении доверием и нарушении требований к ведению бухгалтерского учета. Мужчину приговорили к пяти годам лишения свободы условно с пятилетним испытательным сроком и сопутствующим ему криминальным наздором.

В отличие от подсчетов американских дочерей Гюнтера, суд оценил нанесенный наследникам ущерб в 1 миллион евро (основнием для оценки стала стоимость сельскохозяйственных угодий по состоянию на 2010 год).

Согласно приговору, Хауд не только использовал чужую землю для покрытия своих долгов, но и лично заработал на ее продаже. В кризисные 2008-2010 года на его счет от продажи американского земельного участка поступило почти 120 000 евро.

Одна из наследниц, Элизабет Медьеши (Elizabeth Medgyesy) считает приговор Хауду слишком мягким. Она говорит, что такое свинство скорее можно было ожидать в России. "В Америке за такое преступление обязательно отправили бы в тюрьму", — говорит она.

"Более справедливым наказанием для Маргуса было бы отдать его на растерзание комодским варанам. Он не достоин своей сегодняшней прекрасной жизни после того, как украл имущество моего отца на 50 млн долларов. Труды отца за десятки лет Маргус обнулил за пару месяцев", — сказала Медьеши изданию Eesti Ekspress.

Хауд в ходе этой истории утверждал, что не хотел ничего плохого и надеялся, что исправит ситуацию и его бизнес вылезет из ямы. На вопросы Eesti Ekspress о своих мотивах и отношении к приговору он отвечает: "Те решения, которые я принимал, были законными, они не были злонамеренными, здесь не было умысла. До того, как пузырь на рынке недвижимости лопнул, все девелоперы витали со своими идеями в облаках".

Представлявшая интересы американцев адвокат юридической фирмы Sorainen Мирьям Вихманн считает достойным сожаления то, что в Эстонии, где есть институт нотариата и сильная система крепостной книги, кто-то может потерять вопреки своей воле 100 гектаров земли. "Разве мы как государство можем позволить себе иметь такой имидж?" — спрашивает Вихманн.

Нотариусы, в том числе и обслуживающая Хауда в высотке на Торнимяэ Реэли Ээлметс, пропускали сделки акулы недвижимости, не выясняя, согласуются ли они с волей и интересами собственников. Один телефонный звонок в Америку — и вся афера бы вскрылась.