13 октября 2018 годав Таллинне, в частном доме в жилом районе Какумяэ нашли тела 4-летнего и 7-летнего детей. Младшего, 2-летнего ребенка той же семьи и родителей доставили в больницу. 17 октября из больницы сообщили, что третий ребенок тоже умер.

В результате проведенной экспертизы выяснилось, что причиной смерти стало отравление угарным газом. Как говорили соседи, семья въехала в дом всего за день до трагедии.

Большую часть времени семья проживала в Ляэне-Вирумаа. В свой рядный дом в Какумяэ они приехали в ночь на 13 октября, то есть после полуночи. Было холодно и глава семейства включил газовый котел. Сам котел находится, как и положено, в отдельном помещении. Датчик угарного газа в доме отсутствовал, но его наличие по закону обязательным не было.
Около двух часов ночи старшая дочь проснулась и пожаловалась на плохое самочувствие. Ее вырвало. Поскольку с детьми такое иногда случается, родители ничего плохого не заподозрили. Запаха угарный газ не имеет, поэтому все снова легли спать. Девочки спали в одной комнате, маленький сын — в другой комнате вместе с родителями. До нее газ добрался позже.

То, что дочери мертвы, родители обнаружили 13 октября около 15 часов. Сами они проснулись за час до этого и удивились, что так долго спали. Винить родителей в том, что они позвонили в центр тревоги всего спустя три часа, нельзя, поскольку, как показали анализы, содержание в крови матери и отца карбоксигемоглобина превышало норму в несколько раз. Отравление угарным газом приводит к обездвиженности, головной боли, нарушениям сознания и трудностям в принятии решений. В заключении экспертов четко указано, что на поведение и здоровье родителей вне всякого сомнения повлияло отравление угарным газом.
По мнению специалистов, вероятнее всего, маленький сын умер бы даже если бы родители позвонили в центр тревоги сразу же после обнаружения тел дочерей. Родители остались живы только благодаря тому, что масса их тела намного больше массы тела детей.

В тот день спасатели проверили все дома, подсоединенные к данной газовой трубе (это три улицы). Утечка газа была выявлена в 12 домах. Газовые краны на улице были перекрыты, но на следующий день их открыли, поскольку микроутечки оказались вызваны трубами самих клиентов. То есть принадлежащие газовой фирме труда простирались до границы грунтов, далее — точка соединения и трубы клиентов. Вины газовой фирмы таким образом нет.
Следствие длилось год, и к настоящему моменту оно завершено. Старший прокурор Пыхьяской окружной прокуратуры Андра Силд направила дело в суд. Оно будет рассматриваться в порядке договорного производства.

Уголовное дело было возбуждено по статье о причинения смерти по неосторожности. В самом начале полиция провела два следственных эксперимента с привлечением различных ведомств. Эксперименты показали: газовый котел был исправен и утечка произошла из-за сломанной системы труб, ведущих к котлу.

От котла наружу ведет труба, в которой находится труба поменьше. Через большую трубу в котел поступал свежий воздух с улицы, а через маленькую выводился наружу угарный газ. В доме же эта труба была сломана, в результате чего угарный газ не выводился на улицы, а попадал в котельную, а оттуда в уже в жилые помещения. Опрошенные в рамках следствия специалисты рассказали, что иногда владельцы самолично устраняют внешнюю газовую трубу, чтобы увеличить работоспособность котла и избежать возникновение конденсата и льда в холодное время. Специалисты же никогда не убирают данную трубу.

Как удалось доказать следствию, трубу сломал отец семейства. На допросе он отказался давать показания.

Суть договора между подозреваемым и прокуратурой до судебного заседания не оглашается, однако прокурор отмечает, что по их мнению, отец уже получил самое жестокое наказание, какое только можно представить. Таким образом, прокуратура просит суд принять во снимание 80 статью пенитенциарного кодекса, по которой виновник может быть освобожден от наказания, если в результате совершения преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком до пяти лет, он сам тяжело пострадал.

Суд рассмотрит дело в ближайшие недели за закрытыми дверьми.