В субботу, 10 марта, в 18 часов в Таллинне полиция остановила Volkswagen Passat. Алкотестер показал содержание алкоголя в 1,25 мг/л в выдыхаемом воздухе — то есть 2,5 промилле в крови. По данным Эстонского института здоровья, в таком опьянении человек не в состоянии что-либо понимать, ему требуется помощь, чтобы встать и передвигаться. Также на такой стадии опьянения часты и пробелы в памяти.

Помощник прокурора Пыхьяской окружной прокуратуры Кристо Адоссон через две недели после случившегося закрыл уголовное дело из соображений целесообразности. Алководителя обязали в течение шести месяцев пройти как лечебную программу от алкоголизма, так и социальную — для нарушителей ПДД. Мужчина прошел лечебную программу в указанный срок, но из-за нехватки денег не уложился в сроки социальной. Ввиду этого в конце ноября прокурор назначил ему 40 часов общественно-полезных работ.

Направлять попавшихся за рулем в нетрезвом виде на выполнение лечебных или социальных программ вместо штрафа или тюрьмы — в последние годы все более распространенная практика: наказание таких людей не исправляет. Однако в данном случае интересно обоснование прокурора о закрытии дела.

”При езде в пьяном виде он большой опасности не представлял. Он ехал в субботу в 18:13 — время, когда движение на улицах Таллинна утихомирилось, ехал недолго и употреблял некрепкий алкоголь примерно за три часа до того, как сесть за руль. К тому же, он был в автомобиле один”, — значится в решении прокурора Адоссон.

Тут возникает вопрос: действительно ли вину крепко выпившего водителя снижает короткое время езды, небольшое расстояние и пребывание в авто в одиночестве? Ни один из этих факторов не исключает риска ДТП.

Адоссон ответил Eesti Päevaleht, что поскольку случай произошел в Хааберсти, близ многоквартирного дома, в тот момент движение в этом месте было фактически несущественно. ”Позже выяснилось, что водитель хотел перепарковать свой автомобиль”, — добавил он. Также, по словам прокурора, поскольку полиция среагировала на информацию очень быстро, алководитель не успел уехать далеко.

На вопрос, как его обоснование согласуется с долгосрочной борьбой правоохранительных органов против пьяной езды, прокурор не ответил.