"Я профессиональный военный, и я служил и в мирное, и в военное время своей стране, разрушенной НАТО […] Я не святой, я простой человек, я говорил это много раз — вера заставила меня встать на защиту своей страны, которая разрушена усилиями НАТО при помощи Ватикана и международной мафии", — сказал 78-летний Ратко Младич в короткой и сумбурной речи по окончании двухдневных слушаний по двум апелляциям на его приговор.

Бывший командующий армией боснийских сербов Младич обвинил боснийских мусульман в том, что они не выполняли соглашения о демилитаризованных зонах, в число которых, по словам Младича, входили и Сребреница, и Сараево — города, за убийство мирных жителей которых он осужден.

Младич и раньше, во время судебного процесса в Международном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ) в 2012-2017 гг, говорил, что его действия в Боснии были вынужденным ответом на действия вооруженных формирований боснийских мусульман и хорватов. Однако осудили его не за гибель солдат противника, а за уничтожение и депортации мирного населения, прежде всего мусульман.

Апелляции на приговор Младичу, вынесенный в конце 2017 года, подали обе стороны. Защита просит оправдать его по всем пунктам, сторона обвинения же потребовала признать бывшего генерала виновным в геноциде не только в Сребренице, но и еще в пяти муниципалитетах Боснии и Герцеговины.

Решение суда по этим апелляциям ожидается не раньше следующего года.

Слушания прошли в так называемом "Остаточном механизме" — это судебный орган, который заканчивает рассмотрение дел международных трибуналов по бывшей Югославии и по Руанде.

Заявления о "спонтанных убийствах"

Защищает Младича американец сербского происхождения Драган Иветич, сторону обвинения представляет канадка Лорел Бейг, а председательствует в суде Приска Ньямбе из Замбии.

В 2017 году трибунал по Югославии признал Ратко Младича виновным в военных преступлениях и преступлениях против человечности по десяти пунктам, в число которых входили убийство формированиями Республики Сербской под его командованием тысяч мужчин и подростков, боснийских мусульман, в Сребренице в июле 1995 года, а также блокада и обстрелы Сараево.

Адвокат Младича Драган Иветич в среду убеждал судей, что, во-первых, многие из убийств в Сребренице и других местах были спонтанными и случились без ведома Младича; во-вторых, многое из того, что делала армия Младича, было спровоцировано нападениями формирований мусульман; в-третьих, депортации, в которых обвинили Младича, по словам адвоката, в некоторых случаях были организованной эвакуацией мирного населения из зоны боевых действий.

"Все убийства вне рамок боевых действий в Сребренице достойны осуждения, но они не имеют отношения к господину Младичу", — сказал адвокат.

"Младич планировал преследования боснийских мусульман по этническому признаку, контролировал исполнение и сам выполнял эти планы, имея целью выдавить их с территорий, которые сербы объявили своими", — возразила прокурор Лорел Бейг.

"Трудно себе представить более недвусмысленное выражение геноцидальных намерений, нежели заявление Младича: "Моя забота — чтобы они полностью исчезли". Когда мы рассматриваем все свидетельства в целом, когда оцениваем его слова вкупе с его деяниями […] мы можем сделать только один вывод: Младич намеревался физически уничтожить общины боснийских мусульман во всех этих муниципалитетах", — сказала прокурор Лорел Бейг, назвав Младича "одним из главных и худших преступников" среди тех, кого судили в Гааге.

Памятник жертвам Сребреницы в Сараево
BBC Russian

Речь о Приедоре, Фоче и еще трех муниципалитетах Боснии и Герцеговины, действия армии Младича в которых МТБЮ неоправданно, по мнению стороны обвинения, отказался счесть геноцидом.

Геноцидом в приговоре Младичу названа только резня в Сребренице, в остальных же эпизодах, по мнению суда, было недостаточно жертв, чтобы признать их геноцидом.

В Приедоре, по подсчетам сараевского Центра иследований и документации, во время войны были убиты 3,8 тыс мирных жителей, в том числе 3515 боснийских мусульман, 186 хорватов и 78 сербов. Еще около тысячи жителей этого района погибли с оружием в руках.