Приняв сторону Apple и Ирландии, Европейский суд возвел серьезную преграду на пути крестового похода Евросоюза против американских гигантов вроде Google, Facebook и Amazon, которые зарабатывают по всему миру, а налоги платят либо дома в США, либо в льготных юрисдикциях. И показал, как непросто будет выровнять налоговые условия внутри единого рынка 27 стран Евросоюза, чего власти ЕС добиваются уже почти десятилетие.

Цена вопроса гигантская: страны ЕС теряют более 250 млрд евро в год из-за хитроумных налоговых схем — законных и не очень. А деньги нужны как никогда — Европа погружается в крупнейший кризис столетия из-за пандемии коронавируса. Еврокомиссия собирает беспрецедентные 750 млрд евро на стимулирование экономики, и потому вопрос о повышении налогов или хотя бы улучшении их собираемости стоит очень остро.

Дело против Apple длится уже не один год, и конца ему не видно: сегодняшнее решение обязательно будет оспорено и дойдет до высшей судебной инстанции ЕС. Что займет еще несколько лет.

А началось все четыре года назад, когда ЕС решил, что Ирландия незаконно подарила Apple 13 млрд евро в виде налоговых льгот, и постановил забрать субсидию обратно. За отпущенные четыре месяца этого не случилось, и ЕС пошел в суд. Спустя два года американская компания перевела сумму с процентами — 14,3 млрд евро — на спецсчет. Деньги томятся там в ожидании исхода тяжбы.

Судьи решили, что ЕС не смог доказать особое отношение Ирландии к Apple.

В деле борьбы с международными компаниями Европа уступает им теперь со счетом 1-2: ранее тот же суд отменил похожее решение в отношении американской сети кофеен Starbucks, но поддержал ЕС в споре с автогигантом Fiat Chrysler из-за налоговых льгот в Люксембурге. Правда, в обоих случаях речь шла о суммах на порядок ниже — около 30 млн евро.

"Полная хрень"


ЕС стремится к более честному распределению налоговых доходов между 27 странами блока и, в отдаленной перспективе, к мировой налоговой справедливости, когда международные компании платят налоги там, где зарабатывают. Это понятная политика для крупнейшего и самого богатого единого рынка на планете: 450 млн человек, вторая по размерам экономика после американской — более 30 тысяч евро на душу населения в год.

В ЕС гигантский платежеспособный спрос на товары и услуги международных компаний, однако и социальные траты большие, поэтому налоги в большинстве стран блока кусаются. Бизнесу гораздо выгоднее продавать в ЕС, а прибыль выводить в офшоры или хотя бы в те страны, где можно договориться с властями о преференциях и льготах. ЕС это очень не нравится. Он пытается сократить потери, и основной целью давно являются американские компании.

Американцам же методы ЕС кажутся топорными. И компании, и Белый дом называют налоговые дела политическими.

"Полная хрень политическая. Взяли какую-то цифру из головы. Это неправильно, — кипятился глава Apple Тим Кук в интервью ирландской газете после решения ЕС. — Меня больше всего возмущает то, что решение было политически мотивированным, я в этом абсолютно уверен. Никаких фактических или законных оснований не было".

У главы Apple нашелся нетрадиционный союзник — американский президент Дональд Трамп, в лицо называвший Кука "Тим Эппл". Трамп ополчился на Маргрете Вестагер, которая уже много лет возглавляет антимонопольную вендетту ЕС в ранге еврокомиссара, ответственного за конкуренцию.

"Кажется, я никогда не встречал человека, который так ненавидит Соединенные Штаты. Что она с нами делает! Всех наших она тащит в суд, — говорил Трамп в интервью телекомпании Fox. — Они судятся с Apple. Они со всеми судятся".

"Агрессивная оптимизация налогов"


Сопротивление других стран не дает ЕС сдвинуть с мертвой точки идею единого международного подхода к налогообложению мультинациональных компаний, прежде всего интернет-гигантов. Еврокомиссия не собирается отступать, но пока на внешнем фронте затишье, она сосредоточилась на внутреннем. В среду, когда суд принял решение в ключевом деле этой кампании, ЕС объявил очередную порцию мер, направленных на борьбу с уходом от налогообложения.

По оценкам разных европейских институтов, ЕС теряет на откровенных махинациях с НДС внутри союза 150 млрд евро в год. А вполне законные схемы "агрессивной оптимизации" налогов со стороны граждан ежегодно обходятся в 46 млрд евро, со стороны компаний — в 50-70 млрд евро.

Для устранения перекосов на внутреннем едином рынке нужно дружное согласие 27 членов союза, включая тех, кто выигрывает от них. Поэтому успех в этом деле пока относительный. Главные цели кампании Еврокомиссия наметила в мае, указав на лазейки в налоговом законодательстве шести стран: Кипра, Венгрии, Люксембурга, Мальты, Нидерландов и все той же Ирландии.

Ирландия собирает в год около 60 млрд евро налогов, и 13 млрд евро для нее — гигантская сумма, равная двум месяцам всех ее доходов или почти трем месяцам налоговых поступлений. Однако в споре с ЕС она выступает на стороне Apple, отстаивая законность двух налоговых соглашений с американской компанией, к которым придралась комиссия.

Apple договорилась с ирландцами еще в 1991 году, и налоговое соглашение — вполне себе законное по нормам ЕС — было обновлено в 2007 году. Только в 2013-м им заинтересовалась Еврокомиссия.

Apple почти сразу поменяла механизм распределения прибыли от европейских операций, и соглашение с Ирландией прекратило действовать в 2015 году — за год до предписания ЕС вернуть 13 млрд евро субсидии.

В такую сумму, по мнению ЕС, европейским налогоплательщикам обошлась налоговая сделка Apple с Ирландией. И это только за 10 лет: закон позволяет Еврокомиссии требовать возврата субсидии не более чем за десятилетие, предшествующее первому запросу о ней, то есть с 2003 по 2013 годы.

Цель ЕС — защитить свободную конкуренцию на едином европейском рынке через ограничение дотаций бизнесу из средств налогоплательщиков. Ирландия, по мнению европейских чиновников в Брюсселе, нарушила этот принцип. Она разрешила Apple организовать вывод всей прибыли от европейских операций через ирландскую компанию в некий "головной офис", а налоги платить только с 50 млн евро — то есть около 10 млн евро в год по ирландской ставке налога на прибыль.

В одном только 2011 году Apple заработала в ЕС 16 млрд евро и благодаря договоренности с Ирландией заплатила в Евросоюзе лишь доли процента с этой прибыли, а 15,95 млрд евро вывела за границу.

Apple и власти США говорят на это, что налоги с выведенной прибыли должны были быть уплачены дома, в Калифорнии, а ЕС — рейдер, который пытается оставить себе доходы американского бизнеса и налогоплательщиков.