Изначально выборы президента Польши должны были состояться 10 мая. Однако уже в марте в стране были введены жесткие карантинные ограничения, массовые мероприятия, в том числе предвыборные встречи участников выборов были запрещены, и кампании всех кандидатов в президенты фактически приостановились. Если, конечно, не считать кампанией многочисленные рабочие поездки действующего президента Анджея Дуды по всей стране с обязательным подробным освещением его борьбы с коронавирусом на государственном телевидении.

Весенние соцопросы показывали, что если бы выборы состоялись в определенный законом срок, у Дуды были бы неплохие шансы выиграть их уже в первом туре. Проблема состояла только в том, как организовать выборы в условиях эпидемии.

Правящая партия "Право и справедливость" предложила провести выборы в запланированную дату. По ее плану, каждый польский избиратель должен был получить пакет избирательной документации по почте и опустить бюллетень в обычный почтовый ящик.

Но тут оказалось, что организация такого голосования сопряжена с целым рядом трудностей. Например, против такой формы выборов выступил профсоюз работников почты: почтальоны элементарно опасались за свое здоровье. Власть решила эту проблему просто — сменила главу "Польской почты", назначив на это место заместителя министра обороны. СМИ тогда шутили: всех почтальонов призовут в армию, и выборы пройдут как по маслу.

Тем не менее, противники "выборов по почте" нашлись даже в правящей коалиции.

В польском парламенте обсуждали различные варианты выхода из положения — вплоть до переноса голосования на 2022 год. В результате выборы в мае так и не состоялись, а новое голосование назначили на 28 июня.

Оно будет проходить традиционным способом, однако желающие проголосовать по почте смогут это сделать, предварительно послав специальное заявление на адрес избирательной комиссии. Также исключительно дистанционным будет голосование в населенных пунктах с высокими показателями заболеваемости коронавирусом.

"Поляки стали лучше жить"

Как оказалось, перенос даты голосования пагубно повлиял на предвыборное положение Анджея Дуды, еще так недавно считавшегося абсолютным фаворитом кампании.

Если бы выборы проходили в изначально запланированную дату, в мае, главной темой кампании стала бы борьба польской власти с коронавирусом. Общество тогда было склонно сплотиться вокруг президента, олицетворяющего собой сопротивление пандемии. А если сравнивать динамику заболеваемости в Польше и в той же Испании или Италии, то казалось, что Варшава справляется с "задачей номер один" вполне неплохо.

Однако уже к июню избирателей стали заботить другие вещи. Всплеск эпидемии коронавируса на шахтах Силезии, подозрительные госконтракты на закупки медицинского оборудования, усиливающиеся экономические проблемы — все эти вещи ставили перед поляками все новые вопросы о состоятельности центральной власти, и это отнюдь не играло на руку Анджею Дуде.

Тем более, говорит Би-би-си доктор Матеуш Камионка из Института политологии краковского Педагогического университета, предвыборную тактику Дуды лучше всего описывает выражение "Чтобы было так, как было".

Действующий президент утверждает, что пять лет его первого срока были для Польши исключительно хорошим периодом.

"(За время моего президентства) поляки стали лучше жить", — заявил он в ходе предвыборных дебатов на государственном телевидении.

Сложно не согласиться с тем, что социальная политика действующей власти очень импонирует миллионам поляков, особенно жителей небольших городков и зарабатывающих ниже среднего.

Это при президентстве Дуды был снижен пенсионный возраст, повышенный при предыдущей власти, и введена 13-я пенсия. Это "Право и справедливость" инициировала и запустила программу "500+" — выплату 500 злотых (около 125 долларов) не облагаемой налогами выплаты на каждого ребенка в семье — пожалуй, самый популярный в польском обществе шаг власти.

Риторика правящей партии однозначна: победа на выборах любого кандидата кроме Дуды неизбежно приведет к отказу от этих достижений, а то и к полномасштабному кризису.

С другой стороны, польскую власть внутри страны и за ее пределами критикуют за противоречащую европейским стандартам реформу системы правосудия и обвиняют во введении цензуры в государственных СМИ. Однако следует заметить, эта проблематика волнует в основном высоко образованных и хорошо зарабатывающих жителей больших городов, которые и без того не особо склонны поддерживать консерватора Дуду.

Дуда использует в своей кампании и тему внешней политики. За четыре дня до выборов президент Польши стал первым мировым лидером, которого принял в Белом доме президент США Дональд Трамп. И, хотя никаких прорывных результатов визит Дуды в Вашингтон не принес, он чрезвычайно подробно освещался государственным телевидением, напоминавшим, что именно при действующем президенте в прошлом году Штаты наконец отменили въездные визы для граждан Польши.

Одной из существенных тем кампании неожиданно стала проблематика ЛГБТ в Польше.

Началось все с того, что один из депутатов парламента от правящей партии в телеэфире заявил, что "ЛГБТ — это не люди, а идеология". А вскоре уже и Анджей Дуда поддержал коллегу, сравнив движение за права геев с "необольшевизмом" и назвав его "еще более губительной для человека идеологией, чем коммунизм".
Это заявление, с одной стороны, мобилизовало многочисленных польских избирателей, имеющих консервативно-католические взгляды, убедив их в том, что именно Дуда является лучшим защитником традиционных ценностей. С другой стороны, атака на ЛГБТ, скорее всего, лишила действующего президента симпатии центристски настроенного электората, голоса которого могут быть критически важными для Дуды во втором туре выборов.

Главный оппозиционер

А в том, что результат выборов решится именно во втором туре, который должен состояться 11 июля, сегодня не сомневается практически никто.

Предвыборные рейтинги, публикуемые разными социологическими службами, в целом сходятся в том, что первое место по итогам голосования 28 июня займет именно Анджей Дуда. Однако его результат, вероятнее всего, составит лишь около 40% голосов избирателей.

Польские социологи едины во мнении: второе место на выборах с результатом около 30% избирателей, скорее всего, займет кандидат от самой большой оппозиционной партии Польши, либеральной "Гражданской платформы", 48-летний мэр Варшавы Рафал Тшасковский.

На выборы, которые должны были состояться в мае, "Платформа" изначально выставила вице-спикера Сейма, нижней палаты парламента, Малгожату Кидаву-Блонскую. Ее кампания изобиловала провалами, поначалу неплохие рейтинги упали до показателей на уровне 3-5% голосов избирателей. Закончилось ее участие в выборах обращением к собственным сторонникам с призывом игнорировать голосование.

Когда выборы перенесли на июнь, "Платформа" сменила кандидата, и это оказалось сильным ходом, полностью развернувшим ход кампании.

"Тшасковского не нужно было никому представлять или как-то раскручивать. Он — молодой, современный, идеальный кандидат для либералов. При этом можно говорить и о своеобразном эмоциональном шантаже избирателей других сил — слабых левых, аграриев, сторонников независимых кандидатов: Тшасковкого позиционируют в качестве единственного кандидата, способного победить "Право и справедливость", и поэтому голосовать за него нужно, несмотря на все идеологические различия", — говорит Би-би-си политолог Мацей Петровский.

В своей кампании Тшасковский указывает на нереализованные предвыборные обещания Дуды вроде масштабной программы жилищного строительства или государственной помощи польским аграриям на уровне богатых стран ЕС. В постоянных поездках по стране Тшасковский, всякий раз припоминая о своем успешном опыте мэрства в Варшаве, продвигает тезис о том, что бравурные отчеты польской власти о ее ошеломительных успехах не имеют ничего общего с ситуацией на местах.

Потенциальные проблемы Тшасковского — это, возможно, его слишком сильный для польского избирателя либерализм. Конечно, конкурировать на поле защиты традиционных ценностей с Дудой молодому и "продвинутому" Тшасковскому невозможно. Однако, например, заявления мэра Варшавы о том, что он с радостью стал бы человеком, который зарегистрирует первый в Польше гей-брак, — это, возможно, несколько больше того, что готов поддержать среднестатистический поляк, за голос которого борется Тшасковский.

Еще одно слабое место Тшасковского, говорит в интервью Polska Times социолог Ярослав Флис, состоит в том, что он является варшавянином до мозга костей, а Варшава в глазах многих поляков — это место, символизирующее оторванность власти от людей.

"У нас у всех абсолютно одинаковые проблемы, — реагирует Тшасковский на подобные упреки в интервью Gazeta prawna. — Сегодня граждане обсуждают проблемы службы здравоохранения, будущее рабочих мест, нерациональные экономические решения власти. И нет разницы, бороться за сохранение рабочих мест в деревне или в Варшаве".

Однако главная проблема и Рафала Тшасковского, и как ни парадоксально это звучит, Анджея Дуды, — это их принадлежность к "старым" политическим силам, поочередно сменяющим друг друга в польской власти на протяжении последних 15 лет. Очередная серия острого соперничества представителей "Права и справедливости" и "Гражданской платформы" только зафиксирует и так сложившуюся в стране двухпартийную политическую систему и усилит общественное разделение в Польше, говорит Би-би-си политолог Матеуш Камионка.

Кто за кого?

Предсказать победителя второго тура выборов президента Польши сейчас невозможно. Результаты соцопросов показывают, что разница между Дудой и Тшасковским в финальном голосовании вполне может оказаться на грани статистической погрешности.

"Оба финалиста будут заинтересованы в увеличении показателей явки во втором туре, поскольку исключительно силами "своего" электората на этих выборах им победить не удастся", — прогнозирует Матеуш Камионка.

А кому могут отойти голоса избирателей кандидатов, которые не попадут во второй тур, — прямо сейчас сказать очень сложно.

Третье место на выборах, скорее всего, займет внесистемный кандидат — журналист и бывший ведущий польского аналога шоу "Минута славы" Шимон Головня. Если бы выборы состоялись в мае, он, скорее всего, занял бы на них второе место. Тогда польская пресса называла его открытием кампании и сравнивала с другим политиком извне политики, украинским президентом Владимиром Зеленским. Самого Головню такие сравнения явно раздражали. Сейчас показатели этого кандидата не позволяют ему всерьез рассчитывать на выход во второй тур, но именно его позиция его избирателей может стать решающим фактором, который повлияет на итоги второго тура.

С одной стороны, антисистемные взгляды Головни выглядят ближе к позиции Рафала Тшасковского. С другой — этот кандидат, который рассчитывает на поддержку более 10% избирателей, на днях заявил, что выбор между "Правом и справедливостью" и "Гражданской платформой" — это выбор между пожаром в доме и переломом руки, намекнув таким образом, что не будет призывать своих сторонников голосовать за кого-то из участников второго тура.

Польские эксперты согласны, что избиратели других проигравших кандидатов — лидера левой партии "Весна", открытого гея Роберта Бедроня (опросы дают ему от 2 до 4% голосов избирателей) и лидера Крестьянской партии Владислава Косиняка-Камыша (его результат может составить от 3 до 8% голосов), скорее всего, отойдут Рафалу Тшасковскому.

"А вот Анджей Дуда окажется перед нелегким выбором: дальше разжигать атмосферу вокруг мировоззренческих тем вроде проблематики ЛГБТ, чтобы привлечь избирателей националиста Кшиштофа Босака (опросы дают ему от 5 до 7% голосов избирателей), или сконцентрироваться на экономических и социальных вопросах, чтобы достучаться до центристского электората", — считает политолог Матеуш Камионка.