Авторы одного исследования приходят к выводу, что грандиозные и дорогостоящие обязательства по озеленению обширных территорий, взятые на себя политиками многих стран, могут оказать прямо противоположный эффект. Излишний лесной покров способен нанести урон биологическому разнообразию, оказав при этом более чем скромное влияние на поглощение углерода из атмосферы, ради которого эти проекты и были заявлены.

Еще одно исследование говорит о том, что прежняя оценка количества CO2, которое поглощают из воздуха новые лесные насаждения, оказалось изрядно завышенной.

В последние годы идея массовой посадки деревьев стала общепринятой в качестве легкого, сравнительно недорогого и эффективного способа борьбы с глобальным потеплением. Общий вывод обеих научных работ сводится к тому, что проблемы с климатом это не решит.

Хотели как лучше

Предыдущие исследования указывали на то, что лесные насаждения способны впитывать и удерживать углерод из атмосферы в неимоверных количествах. Многие страны развернули широкие кампании по интенсивной лесопосадке в качестве ключевого элемента своей стратегии по борьбе с изменениями климата.

В Британии подобные инициативы стали одним из заметных элементов политической борьбы накануне прошлых парламентских выборов: лейбористы и зеленые обещали в случае победы высадить на острове рекордное количество деревьев (правда, это не помогло одержать победу ни одной из партий.)

В США президент Дональд Трамп, известный своим скептическим отношением к способности человека повлиять на глобальные климатические процессы, тем не менее поддержал кампанию по высадке триллиона деревьев. Законопроект в поддержку этой идеи был внесен на рассмотрение в конгресс.

Еще один амбициозный проект, получивший название "Боннский вызов" (Bonn Challenge), призывает правительства разных стран возродить 350 миллионов гектаров вырубленных лесов и других пришедших в упадок земель по всему миру к 2030 году. Пока что под этой инициативой подписались 40 стран.

Однако ученые призывают проявить осмотрительность и не увлекаться безрассудной посадкой новых лесов.

Они обращают внимание на тот факт, что в рамках "Боннского вызова" почти 80% взятых на себя к настоящему моменту обязательств по озеленению касались высаживания монокультурных плантаций или крайне узкого набора видов деревьев, служащих утилитарным целям — выращиванию фруктов, производству каучука и так далее.

Авторы исследования внимательно изучили механизмы финансовой поддержки, оказываемой правительствами частным землевладельцам для посадки деревьев.

Подобные государственные субсидии считаются ключевым элементом стратегии, помогающей значительно нарастить площадь лесных угодий.

В качестве примера исследователи рассматривают опыт Чили: с 1974 по 2012 годы там действовал декрет о субсидировании лесопосадок. Многими этот опыт воспринимался как образцовый механизм восстановления лесов, способный служить примером политики в этой сфере для остального мира.

В соответствии с законом государство возмещало фермерам 75% расходов по посадке новых лесов.

Хотя действие закона по идее не распространялось на уже существующие лесные массивы, слабый контроль со стороны государства и ограниченный бюджет привели к тому, что землевладельцы стали попросту вырубать дикие леса и разбивать на этом месте плантации деревьев, способных приносить им коммерческую выгоду.

Как обнаружили ученые, хотя субсидирование лесопосадок и позволило расширить общую площадь, покрытую деревьями, количество естественных лесных массивов сократилось.

Поскольку природные леса Чили отличаются богатством и разнообразием флоры и фауны, а также поглощают огромное количество CO2, схема государственного субсидирования никак не помогла стране увеличить объемы естественных хранилищ углерода, а плюс к тому привела к ощутимому сокращению биоразнообразия.

"Если политика по стимулированию лесонасаждений плохо продумана или плохо контролируется, существует немалый риск не только впустую потратить деньги налогоплательщиков, но еще и увеличить выбросы углерода и ухудшить природное разнообразие", — говорит соавтор исследования Эрик Ламбин из Стэнфордского университета.

"Это прямо противоположно тому, ради чего все это затевалось", — добавляет он.

Чем дальше в лес

Авторы второго исследования попытались выяснить, сколько углерода способны поглотить новые лесные насаждения. До сих пор подобные расчеты производились на основе стандартных коэффициентов поглощения.

Предположив, что эта величина может варьироваться в разных странах, исследователи отправились на север Китая. Местные власти там высадили огромное количество деревьев — отчасти в целях борьбы с изменениями климата, но главным образом, для того чтобы уменьшить количество песка, приносимого ветром из пустыни Гоби.

Проанализировав 11 тысяч образцов почвы, засаженной лесом, ученые обнаружили, что в почвах с низким содержанием углерода посадка новых деревьев увеличивала количество органического углерода. Однако там, где почва была насыщена углеродом, лесопосадки сокращали его содержание.

Это привело авторов исследования к выводу, что предыдущие оценки того, как много органического углерода может быть выведено из атмосферы и удерживаться благодаря высадке деревьев, были, по всей видимости, завышены.

"Мы надеемся, что люди придут к пониманию того, что посадка лесов — это не панацея", — говорит ведущий автор исследования, доктор Анпинг Чан из Университета штата Колорадо.

"Восстановление лесных массивов подразумевает множество технических нюансов и требует соблюдения баланса различных элементов. Сама по себе эта мера не сможет разрешить все наши климатические проблемы", — заключает ученый.

Оба исследования опубликованы в журнале Nature Sustainability.