У Елены пропадает сын. Пропадает крайне загадочно, практически на глазах у матери. Он звонит ей по телефону и сообщает, что заблудился. До этого она отпускает его провести несколько дней со его отцом, с которым она по неназываемым в фильме причинам разошлась. Отец оставил мальчика на какое-то время и сказал, что скоро придёт. Но не приходит, и мальчик понимает, что не знает, где находится. А тут ещё какой-то непонятный мужик начинает с ним разговаривать. Мальчик вроде бы прячется от мужика, и звонит маме, но зарядка телефона на исходе, и, естественно, она садится в самый драматический момент. Больше о сыне Елены ничего не известно.

Это завязка фильма Родриго Сорогойена ”Мать”. Дальше испанский режиссёр совершает достаточно неожиданный ход конём, и погружает нас в, казалось бы, совсем другую историю. Прошло десять лет. Елена, личная жизнь которой, понятно, не сильно сложилась, переехала как раз в ту пограничную деревню, где пропал её сын (уже на территории Франции) и устроилась работать в пляжный ресторан. И вот как-то раз она видит на пляже французского подростка Жана, который по возрасту мог бы быть её сыном.

И тут как-то всё смещается. Мы, по дефолту подобных историй, можем предположить, что интерес Елены к Жану связан с тем фактом, что он напоминает ей пропавшего сына, которого к тому же звали Иван. Но никакой фактчекинг эту версию подтвердить бы не смог. Елена ни разу никому об этом не говорит, хотя довольно очевидно, что исчезновение сына стало главным событием её жизни, что теперь всё в этой жизни вертится вокруг того исчезновения, что ничего более важного с ней так и не происходило, да так, видимо, и не произойдёт.

Но Жан увлекается Еленой совсем в другом смысле. Если не знать всей предыстории и вдруг включить фильм с середины, с их долгих ночных прогулок по живописным франко-испанским пляжам, то может показаться, что это кино про полузапретный роман между несовершеннолетним мальчиком и немолодой уже женщиной. Собственно, так и смотрят на их отношения окружающие, в особенности родители Жана, благодаря которым их отношения (которые вообще не поддаются никакой классификации, балансируя на очень тонкой грани между инцестом — хотя ведь Жан, видимо, всё-таки не сын Елены, так что какой тут инцест — и накопившейся материнской нежностью к выдуманному сыну) превращаются из полузапретных в совсем запретные. Ну и более-менее понятно, что никакого счастья или хорошего конца в такой запутанной и достаточно грустной истории быть не может.

И очень хорошо, что Сорогойен не скатился в какую-нибудь скандальную эротику. Потому что не в этом дело, хотя, если уж рассматривать это кино под таким углом, то тут даже не вина Эдипа, а сама Иокаста бросилась на амбразуру одного из видов любви согласно греческой классификации.

Мне показалось, что этот фильм — он, скорее, чем-то сродни несанкционированному сайд-кику к сериалу ”Оставленные”. При исчезновениях людей самое интересное и душераздирающее — не то, что происходит с исчезнувшими — потому что, во-первых, мы никогда этого не узнаем, а во-вторых, может быть им там, куда они исчезают, очень даже и хорошо, а то, как живут дальше те, кто остался.

Потому что их жизнь темна и полна ужасов.

Прочитать другие блоги можно ЗДЕСЬ.

Если вы ведете свой блог (или влог) на любую тему в одной из соцсетей и вы хотите больше просмотров и подписчиков — просто заполните ЭТУ ФОРМУ (в ней вы можете дать ссылку на имеющийся блог и кратко описать его). Если у вас еще нет блога, но есть желание его открыть, то тем более welcome.