”План Даллеса” как самостоятельный текст впервые был опубликован в журнале ”Роман-газета” в феврале 1993 года. Он был частью антигорбачёвского памфлета ”Князь тьмы” писателя и позднесоветского партийного функционера Бориса Олейника. Поскольку с 2016 года полный текст в России включён в Федеральный список экстремистских материалов, приводить его здесь целиком мы не будем.

Главной задачей американцев, согласно ”Плану Даллеса”, датируемому обычно 1945 годом, было создание в управлении советским государством хаоса и неразберихи. Для этого нужно было одурачить людей, подменив их ценности на фальшивые. Предлагалось поддерживать только таких художников, которые станут ”вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства — словом, всякой безнравственности”.

Предполагалось незаметно культивировать взяточничество чиновников, бюрократизм, волокиту, ложь, хамство, пьянство и наркоманию. А тех немногих, кто догадается, что происходит, нужно было превращать в посмешище и объявлять отбросами общества. Разрушение нравственности предлагалось начинать с молодёжи, которую легко разложить, развратить, растлить, сделать циниками, пошляками и космополитами.

Все фразы ”Плана Даллеса” можно найти в романе ”Вечный зов” (издание 1981 года) советского писателя Анатолия Иванова. При этом в книге он в виде отдельных реплик вложен в уста бывшего русского жандармского офицера, а на момент высказывания штандартенфюрера СС Лахновского. Идеи, высказанные в тексте, исследователи находят и раньше: в романе 1964 года ещё одного советского писателя Дольд-Михайлика и даже в ”Бесах” Достоевского. Однако прямых текстуальных совпадений с ними у Иванова нет. Поэтому с большой вероятностью компиляция из ”Вечного зова” и есть первоисточник ”Плана” — правда, вне всякой связи с директором ЦРУ Алленом Даллесом.

”Википедия” и современные исследователи сходятся на том, что впервые сокращённый текст ”Плана” с указанием на авторство Даллеса был опубликован в одном из выступлений митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычёва) в газете ”Советская Россия” 20 февраля 1993 года. Вероятнее всего, это неверно. Памфлет Олейника ”Князь тьмы” в ”Роман-газете” вышел тоже в феврале и, скорее всего, раньше, чем статья в ”Советской России”, потому что февральские номера подписывались в печать ещё в январе.

Поскольку маловероятно, что идея приписать этот текст авторству Даллеса почти одновременно пришла в голову и писателю Олейнику, и митрополиту Снычёву, то, судя по всему, Снычёв просто прочёл его на страницах ”Роман-газеты”, где он приписан Даллесу, и через несколько дней использовал для своей статьи. Здесь можно сделать и другое предположение: текст, составленный неизвестно кем из фраз персонажа ”Вечного зова”, до попадания к Олейнику ходил как отдельный документ в списках или в самиздате (что само по себе не исключено), и тот же либо другой неизвестный нам ”герой” решил приписать его Даллесу. И затем так случилось, что почти одновременно он попал к двум разным людям, которые его опубликовали. Но, кажется, для такой версии многовато допущений.

Ещё одна примечательная деталь. Во второй публикации ”Князя тьмы” в июле того же 1993 года в журнале ”Молодая гвардия” Олейник даёт к тексту ”Плана Даллеса пояснение, которого не было в первоиздании: ”Эти зловещие слова писатель Анатолий Иванов, как нам стало известно, включил в текст второй книги романа ”Вечный зов”. Но в течение десяти лет эти слова выбрасывались цензурой, находившейся под кремлевско-сионистским контролем, из всех изданий…”

Примечательно здесь то, что главным редактором журнала ”Молодая гвардия” в то время был как раз тот самый писатель Анатолий Иванов. Видимо, он узнал собственный текст и указал на это Олейнику. Возникает законный вопрос: почему же тогда в памфлете осталось упоминание авторства Даллеса? Увы, точного ответа у нас нет. Насколько нам известно, Иванов при жизни никогда это не пояснял.

Современные авторы патриотической направленности по-прежнему уверены, что план был, что он утёк с одного из секретных совещаний к советским разведчикам, а после по линии КГБ попал к писателю, который придал ему литературную форму. Секретность же объясняют опасностью раскрыть источник утечки.

Однако если для 50–60-х годов такое объяснение ещё могло быть правдоподобным, то в перестройку и тем более в 90-е годы, когда архивы КГБ были частично открыты, не было никаких причин скрывать личность человека, который не мог в силу возраста оставаться среди живых. Документ мог бы послужить предметом для гордости советской разведки. Больше того, с его помощью могли бы попытаться остановить проникновение в СССР западных ценностей. Но ничего подобного не произошло. И это заставляет удовлетвориться более простой и проверяемой версией.

И последнее. Ни Олейник, ни Снычёв не использовали напрямую словосочетание ”План Даллеса”. Почему же текст пошёл в народ именно под этим названием? Возможно, причина в том, что словосочетание ”План Даллеса” само по себе было хорошо известно советским историкам и людям, интересующимся международной политикой и дипломатией.

Мы выяснили, что оно много раз встречается в литературе, начиная с 50-х годов, применительно к предложениям госсекретаря США Джона Фостера Даллеса (старшего брата Аллена) по разрешению Суэцкого кризиса 1956 года. Так что могла произойти контаминация, то есть смешение известного в относительно узких кругах выражения с новым значением.

Еще больше проверенных текстов на портале "Provereno.Media".