После падения империй проходит какое-то время, их ужасы забываются, выветриваются из памяти, их монструозная неуклюжесть с расстояния выглядит смешной, а потом, со временем, даже милой и забавной — и времена империи снова входят в моду. В художественных переосмыслениях, понятно. Причём, поскольку живём мы во всё более убыстряющееся время, то и сроки между обрушениями различного рода глиняности колоссов и их пародийным переосмыслением становятся всё меньше.

Что-то у эстонских кинематографистов в последнее время вошёл в моду Советский Союз. Не так, как у их восточных коллег, у которых, порой складывается ощущение, в наше время настолько всё хорошо и подконтрольно партии и правительству, что, например, события детективных сериалов могут происходить исключительно в семидесятые или, в крайнем случае, восьмидесятые годы. Но всё равно, и здесь начинается какое-то умиление на тему того, что вот ничего не было, горошек в банках и ”Эммануэль” по финскому телевидению, а зато люди были чище да лучше. Что-то мне подсказывает, что никакой в этом нет прямой корреляции, ну да ладно, пусть обманываются как хотят.

Фильм Лаури Рандла ”Прощай, СССР” — милый оммаж позднесоветскому времени. Теоретически это должна была быть комедия, но прямо смеха-смеха не получилось, получилась именно что сплошная непрекращающаяся милота. Милота, вызванная несколькими обстоятельствами. Во-первых, несмотря на то, что речь в фильме идёт уже о конце восьмидесятых и даже начале девяностых, временные рамки повествования доходят до восстановления независимости страны, действие, тем не менее, происходит в закрытом городе ”Ленинград-9” (могу ошибаться в цифре, не сконцентрировался, грешен), в котором совсем безо всякого труда угадывается Силламяэ. Туда ветры свободы не задувают почти до самого конца, тем ироничнее, что сейчас девизом города является ”Город свежих ветров”. Во-вторых, действие истории разворачивается вокруг семьи финнов-ингерманландцев, которые между собой говорят на очень странном языке, финском, с большими заимствованиями из русского, звучит это несколько похоже на сетуский язык, но всё-таки по-фински. Вероятно, это и есть ингерманландский, язык той самой Свободной Ингрии, за которую в недалёком от нас городе на Неве можно угодить в кутузку, а напиток с таким названием безнадёжно ждёт окончания пандемии в ”Хрониках” на Некрасова (и я туда приеду и выпью его, но это никак не связано с кино). В друзьях, а потом во врагах, а потом опять в друзьях у них состоит семья чеченцев, чей военнослужащий папа попал в Эстонию по приказу, и которые обращаются друг к другу исключительно по имени-отчеству. Межнациональное фантасмагоричное смешение языков придаёт фильму дополнительную безуминку.

В-третьих, реалии, конечно, узнаваемы и ностальгичны. Конфеты ”Dumle”, которыми лично я, например заедал водку всё в том же Петербурге во время путешествия туда ещё аж с одноклассниками — примерно в то же время, в которое разворачиваются события фильма. Жутко дефицитные (сейчас совершенно невозможно это представить) в Советстком Союзе бананы, которые граждане даже не умели есть. Эстонские панки поколения восьмидесятых, какие-то излишне гламурные в своих прикидах, рвущиеся к свободе погромов под бессмертный трек Виллу Тамме. И много чего ещё.

И наконец, дети. История о первой детской влюблённости всегда работает беспроигрышно. А при условии нахождения симпатичных актёров на главные роли так и подавно. Николас Кузьмичёв, сыгравший Йоханнеса в фильме — обаятелен и прекрасен. Про исполнительницу роли Веры я такого же сказать не могу, но Николас вытягивает за двоих.

Милый фильм без большой смысловой нагрузки. Погрузиться в умело воссозданную атмосферу и немного поностальгировать, не обращая внимания на тоже характерные для эстонского кинематографа последнего времени странности с выбором на роли русских персонажей не русских актёров (и ладно бы вариантов не было), от чего их русский язык звучит местами натужно, а местами достаточно беспомощно — мне кажется, именно этого авторы бесхитростного фильма и хотели. Советский Союз, мимими.

Что-то у эстонских кинематографистов в последнее время вошёл в моду Советский Союз. Не так, как у их восточных коллег, у которых, порой складывается ощущение, в наше время настолько всё хорошо и подконтрольно партии и правительству, что, например, события детективных сериалов могут происходить исключительно в семидесятые или, в крайнем случае, восьмидесятые годы. Но всё равно, и здесь начинается какое-то умиление на тему того, что вот ничего не было, горошек в банках и ”Эммануэль” по финскому телевидению, а зато люди были чище да лучше. Что-то мне подсказывает, что никакой в этом нет прямой корреляции, ну да ладно, пусть обманываются как хотят.

Фильм Лаури Рандла ”Прощай, СССР” — милый оммаж позднесоветскому времени. Теоретически это должна была быть комедия, но прямо смеха-смеха не получилось, получилась именно что сплошная непрекращающаяся милота. Милота, вызванная несколькими обстоятельствами. Во-первых, несмотря на то, что речь в фильме идёт уже о конце восьмидесятых и даже начале девяностых, временные рамки повествования доходят до восстановления независимости страны, действие, тем не менее, происходит в закрытом городе ”Ленинград-9” (могу ошибаться в цифре, не сконцентрировался, грешен), в котором совсем безо всякого труда угадывается Силламяэ. Туда ветры свободы не задувают почти до самого конца, тем ироничнее, что сейчас девизом города является ”Город свежих ветров”. Во-вторых, действие истории разворачивается вокруг семьи финнов-ингерманландцев, которые между собой говорят на очень странном языке, финском, с большими заимствованиями из русского, звучит это несколько похоже на сетуский язык, но всё-таки по-фински. Вероятно, это и есть ингерманландский, язык той самой Свободной Ингрии, за которую в недалёком от нас городе на Неве можно угодить в кутузку, а напиток с таким названием безнадёжно ждёт окончания пандемии в ”Хрониках” на Некрасова (и я туда приеду и выпью его, но это никак не связано с кино). В друзьях, а потом во врагах, а потом опять в друзьях у них состоит семья чеченцев, чей военнослужащий папа попал в Эстонию по приказу, и которые обращаются друг к другу исключительно по имени-отчеству. Межнациональное фантасмагоричное смешение языков придаёт фильму дополнительную безуминку.

В-третьих, реалии, конечно, узнаваемы и ностальгичны. Конфеты ”Dumle”, которыми лично я, например заедал водку всё в том же Петербурге во время путешествия туда ещё аж с одноклассниками — примерно в то же время, в которое разворачиваются события фильма. Жутко дефицитные (сейчас совершенно невозможно это представить) в Советстком Союзе бананы, которые граждане даже не умели есть. Эстонские панки поколения восьмидесятых, какие-то излишне гламурные в своих прикидах, рвущиеся к свободе погромов под бессмертный трек Виллу Тамме. И много чего ещё.

И наконец, дети. История о первой детской влюблённости всегда работает беспроигрышно. А при условии нахождения симпатичных актёров на главные роли так и подавно. Николас Кузьмичёв, сыгравший Йоханнеса в фильме — обаятелен и прекрасен. Про исполнительницу роли Веры я такого же сказать не могу, но Николас вытягивает за двоих.

Милый фильм без большой смысловой нагрузки. Погрузиться в умело воссозданную атмосферу и немного поностальгировать, не обращая внимания на тоже характерные для эстонского кинематографа последнего времени странности с выбором на роли русских персонажей не русских актёров (и ладно бы вариантов не было), от чего их русский язык звучит местами натужно, а местами достаточно беспомощно — мне кажется, именно этого авторы бесхитростного фильма и хотели. Советский Союз, мимими.

Прочитать другие блоги можно ЗДЕСЬ.
Если вы ведете свой блог (или влог) на любую тему в одной из соцсетей и вы хотите больше просмотров и подписчиков — просто заполните ЭТУ ФОРМУ (в ней вы можете дать ссылку на имеющийся блог и кратко описать его). Если у вас еще нет блога, но есть желание его открыть, то тем более welcome.