Госсуд постановил, что правительство может продолжить намеченную пенсионную реформу. Большинство государственных судей не согласились с заявлением президента о неконституционности присвоения второй ступени пенсионного страхования статуса добровольной. Двенадцать из госсудей сочли план правительства соответствующим закону, а семь остались при особом мнении.

Складная речь председателя Государственного суда Виллу Кыве на мгновение осеклась перед оглашением решения. Он изрек, что пленум Госсуда решение принял, а затем произнес по слогам как можно четче: ”Заявление отклонил”.

Чуть позже президент Керсти Кальюлайд огласила Закон о пенсионной реформе, и печально известная вторая пенсионная ступень превратилась в добровольную.

Риски и шероховатости

Госсудьи указали на некоторые риски и погрешности пенсионной реформы, но с точки зрения Конституции, по общей оценке, с ней все в порядке.

”Закон может быть плохим и даже глупым, но это не всегда означает, что он не соответствует Конституции, — прокомментировал Кыве. — Не то чтобы я хотел сказать, будто это было глупое решение. Такого мы здесь не рассматривали”.

Рассматривали риск почти пяти миллиардов евро, собранных в ходе второй пенсионной ступени, и будущее более 700 000 плательщиков. Семь судей с особым мнением, которые хотели объявить закон антиконституционным, сочли, что риск краха системы слишком велик.

Оставшийся при особом мнении судья Иво Пильвинг пояснил, что свобода, за которую ратуют разрушители второй пенсионной ступени, является не самоцелью, а средством улучшения ступени. ”Большинство членов пленума признали, что никаких улучшений не видят. Жизнь второй ступени усложняется”, — сказал Пильвинг. Без второй пенсионной ступени старость без защиты не останется, но, по мнению инакомыслящих судей, эту защиту не следует умалять произвольно.

Однако 12 судей (хотя восемь из них и согласились с конкурирующим мнением, но не целиком) придерживались мнения, что, согласно прогнозам, катастрофы не произойдет и свобода вывода денег из пенсионного фонда должна сохраниться.

Согласно последним опросам, около половины пользователей второй пенсионной ступени планируют продолжать делать там накопления.

Кыве прокомментировал, что самое важное, по оценке Госсуда, — это основанная на Конституции обязанность гарантировать людям достойную старость. Прогнозы показывают: даже если исчезнет вторая пенсионная ступень, первая сможет гарантировать минимальную пенсию.

Правда, Госсуд установил, что пенсионная реформа влечет за собой нарушение основных прав. Право собственности продолжающих выплачивать деньги во вторую пенсионную ступень нарушается теми, кто прекращает. Уходящие могут наложить на будущие поколения нерациональные обязательства.

Нарушается даже право на равенство тех, кто не присоединился ко второй пенсионной ступени: они не получат тех денег, которые государство выплатило пользователям второй ступени. Нарушается также свобода предпринимательства для банков.

Однако шероховатости в правовом пространстве есть всегда, и они не означают нарушения закона. Госсудья Хейки Лоот привел в пример прослушивание телефонных разговоров: это нарушает право на неприкосновенность частной жизни, но если правоохранители обосновывают его защитой прав других людей, оно также оправдано и по смыслу Конституции.

Госсуд также установил, что цель пенсионной реформы — предоставить людям свободу выбора — перевешивает любые погрешности против основных прав.

Однако это не означает, что спор окончен. Решение Госсуда было принято исключительно на основе прогнозов. По словам Кыве, не исключено, что если кто-то в результате пенсионной реформы понесет реальный ущерб, то дело о праве собственности снова вернется в Госсуд. ”Если люди во второй ступени скопили что-то существенное и потеряют это, возможно, возникнет новый спор, и он будет больше оцениваться не на основе прогнозов, а на основе фактов”, — сказал Кыве.

”Это [текущее] решение не вексель, а сегодняшняя оценка, основанная на существующих прогнозах”.

Ящик Пандоры

Вторая пенсионная ступень является частью накопительной пенсии. При обсуждении пенсионной реформы Госсуд занял позицию, которая касается всех нынешних пенсионеров.

Государственный суд признал наличие независимого основного права на старость. Государство должно обеспечить людям в преклонном возрасте более, чем избежание бедности. Решение, которое мы приняли, действительно очень важно, оно споры и вызвало”, — прокомментировал председатель Госсуда Виллу Кыве.

Другими словами, старость должна быть достойной не только на словах, но и на деле. Бедность среди пожилых людей противоречит Конституции.

Госсудья Хейки Лоот дал решительный ответ, что все люди с пенсией в несколько сотен евро теперь могут копать под Госсуд. Открыло ли решение ящик Пандоры? ”Если рассуждать в общих чертах, то можно, конечно, и так сказать”, — признал Лоот.

Он пояснил, что пенсия должна не только предотвращать бедность, но и быть достаточной.

Определять, что такое ”достаточно”, по словам Лоота, это дело не Госсуда, миллиметры должен отмерять законодатель. Однако, по оценке Госсуда, достаточность поддержки пожилых людей должна быть очевидна.

Около половины эстонских пенсионеров живут в относительной бедности. По сравнению с другими странами Европейского союза, в Эстонии больше всего пенсионеров, которым грозит бедность.

Председатель комиссии по социальным вопросам Рийгикогу Тынис Мёльдер (Центристская партия) сказал, что достойную жизнь нельзя измерить точной суммой денег.

”Мы говорим о базовых потребностях, таких как жилое пространство, питание и т. д.”, — сказал Мёльдер. Он уточнил, что эти услуги должны быть в любом случае гарантированы человеку местными властями: ”Не вынуждать никого жить в бедности или голодать”.

Он привел пример: ”Я утрирую мысль, но для тех, у кого нет еды, есть услуга суповой кухни. Для тех, у кого нет крова, есть социальная квартира”.

Однако Мёльдер все же заявил, что небольшая пенсия является в Эстонии серьезной проблемой и для увеличения пенсии недостаточно только ее индексации, нужно повышать базовую.

Хотя он не верит, что некий пенсионер когда-либо пожалуется в Госсуд на свои жилищные условия. ”У Госсуда не получишь двухкомнатную квартиру в Ласнамяэ”, — отметил Мёльдер.

Прожиточный минимум предусмотрен государством и, по оценке Мёлдера, это повторил Госсуд.

Пенсионеры изменений не видят

Андрес Эргма, глава Эстонского союза объединений пенсионеров, не верит, что решение Госсуда что-то изменит. ”Это какие-то теоретические построения. Такова интерпретация Госсуда”, — сказал он. Если средняя пенсия составляет около 400–500 евро, то, по оценке Эргма, примерно половина пенсионеров должна начать требовать больше денег, опираясь на Конституцию.

”Конечно, тех, кто получает очень мало, около 300 евро, осталось немного, — сказал Эргма. — Как правило, это люди с ограниченными возможностями, которые, если они в своей жизни немного поработали, выбирают пенсию по возрасту вместо пособия по инвалидности. Пособие по инвалидности намного ниже пенсии по старости”.

Эргма подчеркнул, что коэффициент замещения, то есть сравнение пенсии и дохода от последней работы, составляет около 40 %. В странах Западной Европы он около 60 %. ”Люди всегда говорят, что пенсия очень маленькая”, — отметил Эргма.

Голоса избирателей покупаются на их собственные деньги

Эйки Нестор (СДП):

Госсуд постановил, что если у правительства республики в долгосрочной перспективе есть желание создавать проблемы для людей, живущих здесь, то в соответствии с Конституцией правительство имеет на это право.

Образцами для подражания нынешнего правительства являются Венгрия и Польша, которые пошли этим путем и сейчас имеют проблемы. Я прошу прощения у Госсуда, но, на мой взгляд, наивно призывать здесь исполнительную и законодательную власть отслеживать ситуацию.

Покупка голосов избирателей за их же собственные деньги — это настоящая политическая жизнь. Однако, если кому-либо вообще придет идея отменить обязательное пенсионное страхование, то, исходя из логики настоящего решения, это также будет соответствовать Конституции.

Черта абсолютной бедности ниже народной пенсии

Глава отдела анализа и статистики министерства социальных дел Хеде Синисаар предполагает: в случае с пенсионерами было бы целесообразнее оценивать достаточность по черте абсолютной бедности, то есть согласно прожиточному минимуму. По ее словам, это определяет самый низкий уровень доходов, который позволяет людям справляться в той или иной конкретной среде.

В позапрошлом году черта абсолютной бедности составляла 215 евро в месяц. В последние годы Департамент статистики Эстонии не имел возможности публиковать данные об уровне абсолютной бедности пожилых людей, так как настолько бедных среди них для получения выборки не хватало.

”По данным Департамента социального страхования, число пенсионеров, получавших народную пенсию по старости, то есть самую низкую пенсию, в 2019 году составило 2047 человек”, — отмечает Синисаар. Народная пенсия составляет 221 евро 63 цента.

"Эстонский экспресс" — ежемесячная русскоязычная газета, которая знакомит читателей с самыми важными публикациями Eesti Päevaleht, Maaleht и других изданий холдинга Ekspress Meedia. Цена одного экземпляра — 1,49 евро.