Я прохожу в инфекционное отделение Пярнуской больницы, куда меня пригласили понаблюдать за подготовкой учреждения ко второй волне коронавируса. Здороваюсь со встречающими меня врачами и медсестрами и собираюсь сразу пройти дальше.

«Дезинфектор*, маску!» – останавливает меня старшая медсестра Эха Валк.

Только я захотела выложить ключи от машины и телефон на стол с антисептиками и масками, как Валк тут же меня остановила: «Сюда нельзя». Кладу ключи и телефон в карман и наношу антисептик на руки. Раз-два, и можно двигаться дальше.

«Нет-нет, надо растирать по коже 30 секунд», – снова поправляет меня старшая сестра, тут же на своем примере показывая, как надо. Оказывается, нажать на дозатор лучше дважды: одной порции антисептика недостаточно для обеих рук. Отсчитываем 30 секунд. Кажется, что время течет особенно медленно.

«Почему именно 30 секунд? Именно столько необходимо, чтобы спирт убил вирусы и бактерии на коже. Быстрее не получится. Руки должны полностью высохнуть, тогда все сделано правильно. Но нельзя для этого просто размахивать руками», – продолжает пояснения Валк.

В корпусе активного лечения Пярнуской больницы внутреннего распространения коронавируса весной удалось избежать. Разумеется, здесь надеются, что вирус обойдет больницу стороной и осенью.

Халат, маска, визор, шапочка и перчатки

Быстро выясняется, что длительная обработка рук всего лишь цветочки по сравнению с тем, через что приходится проходить сотрудникам больницы, дабы избежать передачи инфекции. Хотя поначалу все кажется довольно просто: халат, маска, защитный экран для лица, шапочка и перчатки. Подумаешь – надевай, и готово.

Медсестра Тамара выступает в качестве модели для демонстрации. Сперва по приходе на работу необходимо оставить личную одежду в гардеробе и взамен взять рабочую. Это и так понятно. Кстати, внутри инфекционного отделения появился еще один отсек для людей с коронавирусом, отгороженный отдельным санитарным шлюзом, и туда могут пройти только сотрудники в специальных костюмах.

Тамара, облаченная в стандартную форму медсестры и с маской на лице, проходит через шлюз дальше. Туда, где пустующие палаты ждут больных в случае ухудшения ситуации.

«Первым делом наносим антисептик на руки, 30 секунд», – снова напоминает старшая медсестра Валк.

Тамара берет упаковку, из которой достает клеенчатый медицинский халат с длинными рукавами. Он закрывает тело с головы до ног, вернее, от щиколоток до самой шеи. Тамара просовывает руки в рукава, а сзади застегнуть халат помогает старшая медсестра. Разумеется, после очередного использования антисептика. Ведь за прошедшее время она вполне могла успеть к чему-нибудь прикоснуться.

«Потом снова антисептик! На емкость надавливаем локтем», – комментирует Валк дальнейшие действия Тамары. Действительно, она ведь касалась упаковки с халатом. Халат-то стерильный, а на упаковке могли остаться частицы вируса.

Затем Тамара берет маску и аккуратно надевает ее на лицо. А потом… Конечно, снова антисептик, 30 секунд! Время в коридорах больницы идет предательски медленно.

Следом медсестра надевает на лицо визор. «На лицо могут попадать разные брызги. Вирусом также можно заразиться через глаза», – рассказывает Валк. Тамара поправляет защитный экран, чтобы он закрывал все лицо.

Не думай о секундах свысока

И снова антисептик, куда же без него. Раз, два, три, четыре, пять… Медленно отсчитываю в голове 30 секунд.

Тамара берет следующую упаковку, откуда достает шапочку с резинкой. Надевает ее и заправляет волосы, чтобы ни одна прядь не выбивалась. «Волосы покрываем для того, чтобы в палате на них не попал вирус», – продолжает наш комментатор.

Дальше? Досрочный ответ: антисептик. Незримый секундомер снова запускает неторопливый отсчет.

И, наконец, последний этап: перчатки. Здесь потребуется помощник. Дело в том, что перчатки следует надевать поверх рукавов халата, чтобы запястья были целиком закрыты. Для этого используются специальные перчатки с удлиненными манжетами, но без помощи товарища здесь уже не обойтись. Тамара вытягивает руки вперед, демонстрацию прерывает старшая медсестра.

«Помощник сначала должен обработать руки антисептиком. 30 секунд», – твердит Валк и повторяет хорошо знакомые движения. Ждем.

И вот Тамара, с помощью старшей медсестры, стоит уже в перчатках. Если бы, например, в палате было два коронавирусных пациента, пришлось бы надевать две пары перчаток друг на друга. После работы с одним пациентом верхняя пара снимается, и можно идти к следующему.

Все готово. На одну только подготовительную операцию в раздевалке ушло чуть больше семи минут.

Дальше медсестра может пройти в палату. Измерить артериальное давление, дать необходимые лекарства и все прочее, что полагается делать медсестрам.

Перед тем, как покинуть палату, следует снять перчатки и халат. После каждого действия руки протираются антисептиком.

Снимаются средства защиты тоже по определенным правилам. Например, халат следует свернуть в рулон, поскольку так риск распространения частиц вируса становится наименьшим.

Затем все средства личной защиты уничтожаются. Кроме защитного экрана, который отправляется на специальную чистку. Когда медсестра снова надевает защитную одежду по всем правилам, на ее лбу уже проступают капли пота. Хотя к работе она еще и не приступила.

Только после этого она может выйти через санитарный шлюз, отделяющий палаты с коронавирусными пациентами от остального инфекционного отделения. И там уже пройти к себе в помещение для медсестер, сесть за стол и внести необходимые данные в компьютер.

Защищающая от вируса спецодежда «не дышит». В ней попросту сложно находиться. «Первые больные, прибывшие с Сааремаа, были в таком состоянии, что выходишь из палаты, снимаешь защитную одежду, а через 5–10 минут снова должен возвращаться из-за новой проблемы. Снова одеваться, и все по кругу, – рассказывает Кади Кенк, врач инфекционного контроля Пярнуской больницы. – Пробовали делать так, чтобы персонал находился в защитной экипировке на протяжении трех часов подряд. Но люди просто не выдерживали, в этой одежде очень жарко.

Одну из палат переоборудовали под помещение, где люди все-таки могли бы находиться в защитной одежде. Ведь средств защиты поначалу не хватало. Но это не означало, что сотрудник должен был отправляться к пациентам, рискуя своим здоровьем. Просто следовало тщательнее продумывать использование средств.» Позднее, когда средства личной защиты оказались в достатке, от такого подхода отказались.

Привыкнуть можно и к маске

А можно ли, например, привыкнуть к постоянному ношению маски?

«Я работаю в больнице с 1996 года, то есть всю сознательную жизнь ношу на работе маску. Со временем настолько привыкаешь, что, когда снимаешь ее, то возникают странные ощущения», – рассказывает доктор Теэле Оргсе, начальник отдела контроля качества в Пярнуской больнице.

«Чувствуешь себя слишком открытым, оголенным», – добавляет старшая сестра Валк.

А как пациент с коронавирусом попадает в больницу, чтобы по пути в палату никого не заразить? Пярнуская больница решила эту проблему, создав дополнительное отделение экстренной медицины (EMO). Отделение дневного пребывания прекратило деятельность и было перепрофилировано в отделение экстренной медицины респираторных вирусов (REMO). У него отдельный вход, откуда пациента доставляли к лифту, который был отрегулирован таким образом, чтобы ехал напрямую на седьмой этаж инфекционного отделения и нигде больше не останавливался. Там дежурил сотрудник (и дежурит сейчас, во время новой волны), который сразу после доставки нового пациента проводил дезинфекцию лифта и затем отправлял его обратно вниз. Если пациент прибывал в больницу на носилках, его заносили прямо на них в палату, а каркас носилок затем отправлялся на дезинфекцию. Разумеется, персонал, сопровождавший пациента, сразу же менял спецодежду.

В палатах инфекционного отделения должен использоваться способ изолирования отрицательным давлением. В таком случае свежий кислород подается в изолированную среду

12 раз в час. Правда, в Пярнуской больнице есть всего одна такая палата. «Пярнуская больница проектировалась в 90-е годы, и тогда царила уверенность, что палаты с отрицательным давлением больше не нужны, поскольку благодаря вакцинации вспышки инфекционных заболеваний остались позади. А теперь, в 2020 году, все больницы мучаются без них и мечтают заполучить себе такие палаты. У нас в планах по реновации это все уже прописано», – сообщает доктор Оргсе.

Начальник отдела контроля качества Теэле Оргсе лично отвечает за то, чтобы в Пярнуской больнице имелся план действий на любую мыслимую или немыслимую ситуацию. «25 процентов сбоев в работе европейских больниц происходит из-за внутрибольничных инфекций. Эстонские показатели выгодно отличаются, они очень хорошие», – обращает внимание Оргсе.

Дело не только в возможности передать инфекцию по воздуху или через прикосновение рук. Порой в системе может возникнуть малюсенькая ошибка, которую с первого взгляда не заметишь, но потом придется иметь дело с весьма серьезными последствиями. «Лет десять назад у нас был случай, когда в ходе рутинного анализа рабочей среды на чистых поверхностях была обнаружена синегнойная палочка – бактерия, которая может вызвать инфекцию. Мы провели исследование. Поняли, что причиной загрязнения стала влажная среда, и в итоге вышли на швабры, которые сохли в помещении для проведения дезинфекции», – продолжает доктор. Швабры часто служат источником распространения бактерий. Со швабры на руки уборщицы, с рук – уже дальше на самые разные поверхности. После того инцидента в больнице завели специальную комнату для хранения щеток и швабр, которые достаются из мойки уже сухими.

Оргсе уверяет, что хотя в Эстонии с инфекционным контролем дела обстоят хорошо, мы слишком мало обращаем на него внимание и принимаем имеющееся как данность. Впрочем, за высокий уровень стандартов – хочет этого кто-то или нет – мы должны благодарить советское время. «Тогда было очень сложно достать одноразовые защитные средства, лекарства и антибиотики, поэтому к гигиене медики относились особенно бережно. В родильных отделениях все были в масках, отцов туда не допускали и так далее. И у всего этого была своя причина. Наши основы гигиены очень прочны, опытные медсестры успешно передают свой опыт следующим поколениям», – добавляет доктор Оргсе.

В то же время в успешных западных державах не было недостатка в одноразовых защитных средствах и антибиотиках, а потому к инфекционному контролю относились более легкомысленно. Теперь же коронавирус вынуждает всех вспомнить об азах и относиться к ним куда серьезнее.

* Позднее доктор Кади Кенк пояснила, что в данном случае «дезинфекция» и «дезинфектор» – это неверные термины, поскольку дезинфицируют неодушевленные предметы: столы, дверные ручки и так далее. Доктор посоветовала использовать слова «антисептик для рук».

"Эстонский экспресс" — ежемесячная русскоязычная газета, которая знакомит читателей с самыми важными публикациями Eesti Päevaleht, Maaleht и других изданий холдинга Ekspress Meedia. Цена одного экземпляра — 1,49 евро.

Коронавирус SARS-CoV-2

  • Люди, которые подозревают у себя наличие коронавируса, должны позвонить на номер консультации семейных врачей 1220 (из-за рубежа +372 634 6630) или на созданный для вопросов по коронавирусу кризисный номер 1247. В случае необходимости, нужно воспользоваться номером экстренной помощи 112.
  • Симптомы COVID-19 схожи с симптомами гриппа. Вирус может вызвать кашель, жар и затруднение дыхания. Лучшая защита от распространения заболевания - мыть руки и избегать контакта с людьми.
  • Подробнее о коронавирусе и действующих ограничениях читайте на специальном правительственном портале kriis.ee!
  • Приложение HOIA даст знать, если вы находились в тесном контакте с носителем коронавируса. Узнайте подробности!