Второй по известности представитель Догмы 95 снял очень нужный фильм. Я бы сказал, что он снял фильм про нас, лично про меня и про некоторых моих друзей, но это, всё-таки, не совсем так. Так можно было бы сказать, базируясь исключительно на трейлере, но после просмотра всего фильма выясняется, что нет. А оно, знаете ли, и к лучшему.

Есть четыре друга и коллеги, работающие учителями в одной датской школе. Они примерно одного возраста, социального происхождения и образа жизни. Разница только в семейных положениях. И на всех на них одновременно накатывает кризис среднего возраста. Жизнь теряет краски, работа перестаёт радовать, близкие опостылели – типичная штука, снято про неё бесчисленное количество фильмов.

Но четыре бравых датчанина решают преодолевать душевные сомнения и тягостные раздумья, своим, особым датским путём. Основывается это их решение, якобы, на трудах норвежского философа Финна Сондеруда, но ни одно, самое тщательное гугление существования такого философа не выявило. Так вот он якобы говорил, что человек рождается с генетическим недостатком – каждый, заметьте, каждый человек – в нашей крови катастрофически (голосом Дианы Арбениной) не хватает 0,05% алкоголя. От этого мы грустные, от этого мы несчастные, от этого мы испытываем сложности в общении, от этого вся наша замкнутость и нелюбовь. Если же пополнять этот дефицит ежедневно, всё наладится и жизнь засверкает новыми яркими красками.

Но беда человечества в том, что, раз подсев на дофамин любого свойства и убедившись в его действенности, крайне сложно избавиться от ложного представления, что увеличение дозы прямо пропорционально ведёт и к увеличению элемента счастья.

Ну и плюс умение вовремя остановиться, умение удержать в себе свою внутреннюю свинку, толкающую нас на разнообразные неблаговидные поступки. И, если уж не удалось её удержать, умение выкрутиться из засасывающих нас последствий. Или умение их стоически принять. Кюблер-Росс, все дела.

Это и происходит с героями Винтерберга дальше. Мы наблюдаем четыре разных, в чём-то сходных, а в чём-то сильно отличающихся истории опасного балансирования на грани, не все из которых заканчиваются благополучно. Полагаю, что статистически в фильме всё верно. Полагаю, что, если прибегать к банальному морализаторству, фильм, возможно должен в который раз показать, что алкоголь в больших количествах – безусловное зло. Но, зная предыдущие фильмы Винтерберга, верю, что всё не так однозначно и не так однобоко. Винтерберг не стал бы снимать фильм о том, что пить вредно, он, в конце концов, не ширпотребный советский режиссёр середины восьмидесятых.

Винтерберг, пожалуй, снял фильм о поисках себя, о преодолении этого самого кризиса, о том, как, пусть таким странным путём, но осознание бессмысленности существования может – в результате многочисленных перипетий – смениться бешеным, невозможным, освобождающим танцем, который в конце демонстрирует нам и прочим собравшимся положительно гениальный Мадс Миккельсен.

И не в алкоголе дело. Точнее, алкоголь – он как лакмус. Он способен вытащить из нас ту жизнерадостность, витальность и бесшабашность, которые отличали нас в двадцать и в двадцать пять, и подтолкнуть в правильную сторону. Если, конечно, эти витальность и бесшабашность в нас вообще были. Если, конечно, эта правильная сторона существует. Алкоголь может подвести нас к реке, но пить за нас – в том числе и сам себя – он не способен.

А так, если, например, обожраться какими-нибудь супердиетическими смузи, блевать будешь не меньше. Знайте, короче, норму. Что ни в коем случае не равно - воздерживайтесь.