Меэлис Паавел, председатель правления Кассы по безработице, признает, что столичный сектор размещения и общественного питания, который зависит от зарубежных туристов, сейчас, похоже, справляется, но в конце сезона ситуация осложнится. Касса тоже должна к этому подготовиться.

”Сегодня мы исходим из того, что если ситуация начнет меняться, то прежде всего в столице, и сейчас набираем людей в Таллинн. Поскольку поиск персонала занимает время, мы можем быть готовы к сентябрю-октябрю.”

Паавел признал, что некоторые компании уже изучают условия по сокращению работников. При этом, по его словам, в июле увольнений оказалось меньше, чем было бы без компенсации заработной платы.

С наступлением корона-кризиса у Кассы по безработице, конечно, начался беспокойный период. Как прошло это время для вас?

Мне приятно сообщить, что нам удалось быстро направить свой корабль нужным для кризиса курсом. Мы готовы к следующим возможным неожиданностям. Я не хочу называть это подобным вирусом. Может быть, у нас впереди какие-то другие внезапные события.

Безработица выросла почти до 8 %. Что вы думали в марте: какого уровня она достигнет к июлю?

У нас же была практически полная занятость — уровень зарегистрированной безработицы составлял менее 4 %. Довольно быстро безработица выросла до 50 000 и там остается. Мы были готовы к более быстрому росту. Здесь явно сказывается компенсация заработной платы.

Первый шок позади. 50 000 безработных — это не так много для Эстонии, если посмотреть, с чего мы начали. У нас была большая нехватка рабочей силы, и мы очень старались найти людей для работодателей. Сейчас ситуация на рынке труда хуже, а с другой стороны, естественнее. Если она такой и останется, для Эстонии это не страшно. Но, видимо, так не получится.

Töötute hulk on kasvanud üle 50 000.

Насколько может вырасти число безработных к концу года?

Это вопрос на миллион долларов. Есть много разных оценок и сплошная неопределенность. Сейчас у нас 50 000.

Когда субсидии по зарплате и сопутствующие ограничения на сокращения закончатся, то более или менее одновременно в конце августа — в сентябре завершится и туристический сезон. Уровень безработицы и в обычные годы также начинал расти в сентябре-октябре.

Второй срок — начало года, когда кривая безработицы поднимается. Насколько высоко?

Достигнет, как мы предсказывали, 70 000–75 000? Но рост обязательно будет.

Уже сейчас работодатели вновь интересуются условиями сокращения. Остановится этот подъем или он зайдет так далеко, как мы предсказывали в наших черных сценариях, то есть до 100 000 зарегистрированных безработных…

Мы надеемся на лучшее, но готовимся к худшему. Мы готовы к черному сценарию, как в смысле финансовых возможностей, так и в смысле людей. Это и есть наша работа.

Вы сказали, что работодатели уже изучают условия сокращения. К вам, наверное, с такими вопросами обращались и весной, когда начались увольнения. Сколько сейчас таких работодателей по сравнению с весной?

Уровень сокращений максимально вырос в апреле, а теперь упал до 10 %. Тем временем сокращены 30 % новых безработных.

Что касается секторов, могу сказать: ежедневная работа показывает, что Таллинн находится в худшем положении с точки зрения размещения и питания. А из-за пределов Таллинна поступили скорее, более позитивные отзывы. Житель Эстонии едет смотреть Эстонию, как и призывали лозунги. Таллинну труднее, так как он в большей степени ориентирован на иностранный туризм.

Некоторые отели, подавшие заявления о сокращениях, отозвали их. Вероятно, в этом сезоне они справятся, но это скоро закончится.

Компаниям, получившим субсидии на заработную плату в мае, не разрешили проводить сокращения в июне, но теперь они могут сделать это в июле. Этих сокращений больше или меньше, чем ожидалось?

Явно меньше. Заметен эффект компенсации зарплаты. Понятно, что грядут банкротства и увольнения. Чем меньше их будет, тем лучше. На самом деле, это в любом случае расходы для Кассы по безработице. Когда мы начали разрабатывать эту меру, то надеялись, что субсидии зарплат снизят нагрузку на страхование от безработицы и на пособия по сокращениям.

К каким сценариям второй половины года вы готовитесь?

Если воплотится наихудший сценарий, и число безработных удвоится, мы сможем привлечь больше людей. Будем действовать в соответствии с развитием ситуации.

Сейчас мы готовимся к тому, что если положение изменится, то первым делом в Таллинне, так что набираем людей в столице. Поскольку привлечение персонала занимает время, мы можем быть готовы к сентябрю-октябрю. Если говорить о деньгах, то объем наших активов составляет около 660 миллионов. Все зависит от того, как велики будут реальные выплаты.

Прогнозы составлены таким образом, чтобы к концу года у нас осталось где-то около 450 миллионов евро, которые вместе с поступлениями следующего года покроют потребности 2021-го и следующего года.

Kõige suurem töötute osakaal on Ida-Virumaal.

Одна мошенническая группа пыталась мухлевать с субсидиями на заработную плату. Какая там была схема?

Я не могу вдаваться в подробности, потому что прокуратура возбудила уголовное дело. Посредством фирм-призраков была предпринята попытка создать ситуацию, при которой можно было бы ходатайствовать о компенсации зарплат.

Если бы мы заплатили эти субсидии, потребовалось бы 100 000 евро. Но я думаю, что не ошибусь, если скажу: в случае успеха эта схема была бы расширена.

Вы уже потребовали возврата от тех фирм, которым не полагалось получать субсидии?

В настоящее время идет отслеживание. Это первый раунд. Есть требования возвратов, но не в большой степени, их число относительно мало. Мы сообщим вам, когда результаты проверки станут более конкретными.

Вы руководите Кассой по безработице почти 20 лет. Нынешний кризис беспрецедентный, но можно ли провести какие-либо параллели из вашего прошлого опыта?

Почти 20 лет, да. У нас за плечами кризис 2009–2010 годов. Я считаю, что этот опыт, безусловно, пригодился, чтобы уверенно реагировать на нынешний кризис.

В 2009 году мы получили прямую ответственность от Департамента рынка труда, который был ликвидирован. В разгар кризиса организация с 30 сотрудниками за одну ночь превратилась в организацию с 400 сотрудниками. Все инфосистемы, обучение персонала и инфраструктура были в очень плохом состоянии. К нынешнему кризису мы были гораздо более подготовлены.

Первый шок позади. 50 000 безработных — не так уж много для Эстонии, если посмотреть, с чего мы начали.

"Эстонский экспресс" — ежемесячная русскоязычная газета, которая знакомит читателей с самыми важными публикациями Eesti Päevaleht, Maaleht и других изданий холдинга Ekspress Meedia. Цена одного экземпляра — 1,49 евро.