”Что то стало холодать, не пора ли нам поддать?”
”Ручки зябнут, ножки зябнут, не пора ли нам дерябнуть?”
”Ветер дует прямо в спину, не пора ли к магазину?”

Пили в Советском Союзе много. Не верьте тем, кто сейчас бредит на тему ”спивающейся Родины”, с восьмидесятых годов прошлого века ситуация значительно выправилась и произошло это самым естественным образом (передовики алкогольных фронтов просто перемерли). Да и некогда особенно сейчас пить — постоянно одолевают иные житейские проблемы. А вот в СССР алкоголь считался самым верным и доступным способом отдыха и развлечения. Стабильное общество.

На улицах можно было нередко встретить теряющих человеческий облик сограждан, передвигающихся только что не на четвереньках. Которые, тем не менее, имели от государства какой-никакой кров, пищу и медобслуживание. Право на труд заключалось для этих еще людей в том, что они числились на каких-то минимальных должностях, но при этом удивительно старательно не работали.

Чтобы загреметь за пьянство в тюрьму (или хотя бы в медучреждение) надо было очень сильно постараться. Ни прокуратура, ни милиция, ни прочие ответственные службы совершенно не горели желанием брать на свое попечение явных деградантов.

Официально же, в прессе и СМИ, подобные трудности признавались, но за признанием следовал бесконечный ворох полезных рекомендаций типа — ”приобщить к созидательному труду”, ”привлечь общественность к перевоспитанию” и ”общество не должно терпеть в своих рядах…”. И еще долгий набор подобных благоглупостей, которые к реальной действительности никакого отношения не имели.

В авангарде, конечно, шли люди творческие. Допился Олег Даль, Юрий Богатырев, актера Юрия Каморного при приступе ”белой горячки” застрелил миллиционер, и это только самые яркие случаи. Бешеную популярность имели всевозможные полуофициальные алкоклиники (Довженко) и самые экстравагантные методы лечения (гипноз, вшивание ”Эспераля” или ”Торпедо”).

Актер Юрий Каморный в фильме "Стрелы Робин Гуда"
Фото: скриншот фильма

Владимир Высоцкий, например, только в отечественных психиатрических стационарах отдыхал трижды, а ведь еще и за границей ”Анонимных алкоголиков” посещал. И не скрывал этого.

Все изменилось при Горбачеве. В отличии от других кампаний, антиалкогольная была заметна даже ребенку.

В чем это выражалось? Ну, во-первых традиционная ”кампанейщина”.

Массовое закрытие винных магазинов. Точек стало настолько мало, что об оставшихся знали все, от мала до велика. Что там творилось, какой от этих магазинов происходил запах и какие рядом кипели страсти — словами описать невозможно. Запасение выпивки на праздники стало целой тщательно планируемой и при этом семейной(!) операцией.

Не сразу, но стал исчезать сахар (который песок). А потом и все сахаросодержащее по очереди — рафинад, дешевые конфеты (не шоколадные! они и так были дефицитом), пирожные и другая бакалея. Из эклера самогон не сваришь, но сахар-то для его производства нужен. А он шел как раз на более доходный самогон. Ну и дрожжи исчезли тоже. Перебоев в водой в СССР, слава богу, не было.

Уже на излете компании, в 1990 году в Ялте (в Крыму!) во всем городе работало три (ТРИ!) места, где можно было купить спиртосодержащие жидкости. Даже шампанское.

По телевидению одна за другой шли передачи о ловле самогоноваров по деревням (это срок), о буднях лечения в специальных медучреждениях (ЛТП), о грустной жизни среднего алкоголика.

В некоторых учреждениях с сильной государственной составляющей — в партии, у чиновников, в ”оборонке” — за интерес к спиртным напиткам стали очень строго КАРАТЬ. Причем с записными алкоголиками сделать-то все равно ничего не могли (каждую пьянь в ЛТП не запрешь), а вот успешный и лояльный советский гражданин мог заиметь боо-о-о-о-ольшие неприятности. Лишиться премии, ”тринадцатой зарплаты”, вылететь из очереди на квартиру или просто быть уволенным по статье.

На фото стоит обратить внимание на крайне волосатого миллиционера (это нетипично) и не самое стандартное для органов охраны правопорядка транспортное средство.

Поэтому неприязнь к ”вдохновителям” этой компании — товарищам Лигачеву и Горбачеву — просто не знала границ. Вот сейчас модно измерять какие-то там рейтинги… Со времен этих антиалкогольных фокусов (хотя и не только из-за них) у Горбачева рейтинг околонулевой. И это в нашей малопьющей семье.

Неудивительно, что самую большую бутылку назвали в честь знаменитого баскетболиста Сабониса
Фото: Alexandr Yakovlev/Russian Look

Года с 1990 пошел даже какой-то откат. Если раньше всю водку разливали строго в установленную тару 0,5 л. (и цену на ”товар” каждый советский человек помнил гораздо лучше таблицы умножения), то позднегорбачевские времена подарили нам новый формат. ”Жидкую валюту” стали разливать в бутылки из под ”Песпси-Колы” 0,33 л. (прозвище тары — ”Чебурашка”), в лимонадные 0,5, и в большие 0,75 л. (прозвище тары — ”Сабонис”).

Кроме того, случился явный дефицит этикеток и самая распространенная марка водки — ”Русская” — стало продаваться с такими кошмарными выцветшими линялыми наклейками, что производила впечатление совершеннейшой кустарщины. Слово ”самопал” тогда еще не знали, действовала монополия.

Политуру, одеколон, клей БФ, гуталин или зубную пасту никто из моих знакомых не употреблял, но о рецептах знали почему-то все. Про варку самогона даже и не говорю.

Подписаться на блог Сигизмунда можно ЗДЕСЬ.

Если вы ведете свой блог (или влог) на любую тему в одной из соцсетей и вы хотите больше просмотров и подписчиков — просто заполните ЭТУ ФОРМУ (в ней вы можете дать ссылку на имеющийся блог и кратко описать его). Если у вас еще нет блога, но есть желание его открыть, то тем более welcome.