В Соединенных Штатах Америки сейчас одновременно три кризиса: здравоохранительный, финансовый, а теперь еще и протесты, охватившие всю страну. Как удастся все это разрешить, или, иначе говоря, насколько катастрофическим является положение дел?

На моем веку это самый запутанный клубок проблем. Я помню протесты 1968 года, те события самым разительным образом повлияли на общество в целом и на повседневную реальность каждого. Я учился в пятом классе, когда стреляли в Роберта Кеннеди. Помню, что схватил велосипед и помчался к железной дороге, по которой поезд с его телом ехал из Нью-Йорка в Вашингтон. Там уже собрались тысячи людей, и это воспоминание сохранилось у меня на всю жизнь. Как и осознание того, что порой в ответ на проблемы поднимается все общество, каждый человек.

Как справляться? Сейчас нашей страной руководит худший президент в истории, и вся вереница проблем выглядит так, словно на нас одновременно обрушились испанский грипп, войны, расовые конфликты, а у руля — президент Эндрю Джексон.

Насколько близко к вашему дому подобрались демонстранты?

Я живу в Чарлстоне в Южной Каролине. В субботу вечером прокатилась целая серия грабежей и погромов. Но полиция реагировала на это не слишком рьяно. Мирная манифестация — неотъемлемое право человека, гарантированное Конституцией. Да, некоторые этим злоупотребляют, именно ими полиция и должна заниматься. Я не думаю, что у мародеров имелись оправдания для такой формы протеста. Они ведь не борются против полицейского насилия, ими движут другие мотивы. Впрочем, для их усмирения не нужна армия. Пусть мародерами занимается полиция, и тогда этой проблемы не станет.

Картинку с мест событий можно сделать любой, достаточно лишь в нужный момент щелкнуть фотоаппаратом. Есть мирные протестующие, которых атакует полиция. Есть полицейские, которые преклоняют колено перед митингующими в знак примирения. Но есть и разграбленные магазины, и полицейские, по которым был открыт огонь. Получается настоящий винегрет из фото и видео, по которым сложно понять, что происходит на самом деле. Так кто же эти люди, которые вышли на улицу, и как их можно характеризовать?

Накануне вечером я провел небольшой эксперимент. Посмотрел разные телеканалы: Fox News и MSNBC, относящийся к левому политическому флангу. По MSNBC критиковали то, как в парке Лафайет в Вашингтоне демонстрантов разгоняли с помощью слезоточивого газа, чтобы Трамп мог устроить себе фотосессию с Библией в руках возле церкви. На Fox News ведущий Шон Хеннети ни разу не упомянул этот инцидент. Про Трампа с Библией здесь тоже говорили, но все предшествовавшее — только погромщики и мародеры, их опасность для общества и необходимость привлечь их к ответственности.

Эти мародеры не должны запятнать все протестное движение в целом. Разбитые витрины и украденный товар можно заменить, тогда как злоупотребление властью подрывает

фундаментальные ценности гражданского общества. Обществу приходится реагировать и что-то предпринимать. Даже Шон Хеннети признал, что поведению полицейского, убившего Джорджа Флойда, нет оправданий. Однако, и других примеров полицейского насилия — пруд пруди. Чаша терпения переполнена, это была последняя капля, и дальше так продолжаться не может. В обществе есть консенсус по этому поводу, будь ты сторонником правых или левых политических идей.

Разная телекартинка имеет свое отражение и в обществе?

Около месяца назад противники ограничительных мер, вызванных коронавирусом, достали свои пушки и напали на правительственные здания в разных штатах. Kак с ними обращались и что о них говорил президент, — это отдельный разговор. Но сейчас протесты проходят на законных основаниях. И то, как к демонстрантам относятся те самые люди, для которых приемлемо нападать на правительственные здания с оружием в руках… Скажу одно: если бы у демонстрантов в руках тоже были автоматы, то сейчас бы разворачивалась трагедия совсем другого уровня.

Проблема полицейского насилия в США существовала уже давно, в том числе и в период правления предыдущей администрации, когда полицейских даже обязали носить камеры на груди. Но и они проблему не решили.

Это был шаг в верном направлении. Недавно в Кентукки еще один чернокожий американец был убит полицейскими. Они свои нательные камеры даже не включили. То есть чтобы все работало, необходимо все-таки следовать предписаниям. Но пример с камерами — это лишь один мельчайший элемент из того, что на самом деле должно происходить.

Мой дедушка был полицейским, пять моих дядей были полицейскими. Я хорошо понимаю их образ мышления, их работу. Они находятся на службе у общества и должны вести себя подобающе.

В штате Нью-Джерси есть город Камден, где живет много чернокожих и царит бедность. С полицией там были огромные проблемы. Семь-восемь лет назад все стало настолько плохо, что местные власти решили просто расформировать полицию. В полицейских участках захлопнулись двери, в Камдене больше не было полиции. Вместо нее местным сообществом была с нуля построена своя служба охраны правопорядка. В эти выходные в Камдене полицейские уже маршировали вместе с протестующими. ”Они” стали ”нами”.

Проблема в мировосприятии такова, что есть ”мы” и есть противопоставляемое этому ”они”. Еще сильнее все усложняет наш президент, который лишь увеличивает раскол. Он хочет, чтобы ”мы” и ”они” были по разные стороны. Он не хочет, чтобы мы были одним обществом, единым целом. Он находится на своем фланге, и у него есть свои сторонники. Я не могу относиться с уважением к такому стилю управления.

Насколько сильно нынешние протесты похожи на то, что происходило в Штатах в 1968 году?

В 1968 году все было совсем иначе. Тогда в огне были целые города. Погибли сотни людей. В моем родном штате, в городе Ньюарк около 50 человек расстались с жизнью, местами город на долгое время стал непригоден для жизни. Сейчас мы такого не наблюдаем. Все знают, в чем заключается проблема, каков диагноз у текущего положения дел. Но лекарство найти сложно.

Тем более, когда у нас во главе стоит президент, который не управляет страной, а лишь подливает масла в огонь в угоду своим политическим интересам. В момент принятия присяги

Трамп говорил, что наблюдает повсеместную ”американскую бойню”. Где он ее тогда разглядел? Ничего подобного не было. А теперь есть. Это он и хотел увидеть?

Через полгода состоятся выборы. В 1968 году Никсон выиграл с лозунгом ”Закон и порядок”. Такой же будет предвыборная платформа и у Трампа?

Не представляю, как подобное могло бы принести ему успех. Это стало бы мастер-классом по лицемерию. Никсон выступал против правящей партии, а Трамп и есть власть. Все происходящее сейчас творится, когда он во главе. Как же тогда он может выступать против своей собственной деятельности? Это стало бы двуличием.

В случае с Никсоном его избиратели испытывали приятную ностальгию по временам президента Эйзенхауэра, переживали тоску по золотым 50-м, когда Никсон находился в должности вице-президента. И у него было право заявить, что он вернет закон и порядок. У Трампа ничего этого нет. Его политика — это руины. Экономика со времен 30-х годов не была в столь ужасном состоянии. Борьба Трампа с пандемией оказалась провальной. Больше 100 тысяч американцев скончались.

Против него выступает Джо Байден, вице-президент во времена Обамы. Это были хорошие годы для американцев. В экономическом плане — совершенно точно, поскольку он поднял страну из бездны предыдущего кризиса.

На предварительном голосовании в Демократической партии Байдена критиковали за то, что в бытность сенатором он поддержал довольно суровый закон об уголовных преступлениях. Так что Байден и есть представитель закона и порядка, а про Трампа ничего подобного сказать нельзя.

Насколько долго могут продлиться протесты?

Не представляю, чтобы они закончились до того, как все убедятся в том, что справедливость в истории с убийством Джорджа Флойда восторжествует. Однако это только первый этап. Хотя задержание плохого полицейского и признание его виновным в убийстве — уже немалый шаг. Но тогда встает вопрос, а что же будет с теми троими, кто находился рядом. И со всеми другими плохими копами.

Печальные истории происходят по всей стране. А ведь местные власти в городах, округах и штатах могут справиться с этим сами. Не нужно ждать отмашки из Вашингтона. Хотя все наладилось бы заметно быстрее, если бы во главе страны стоял руководитель, заинтересованный в успешном разрешении проблем и не провоцирующий конфликты.

Теперь у Китая и России есть больше возможностей для того, чтобы критиковать США за подавление протестов? Ведь недавно со стороны Китая уже прилетела ”шпилька” в адрес Штатов, по следам споров вокруг ситуации с Гонконгом…

Оскар Уайльд говорил, что циник — это тот, кто знает цену всему, но сам ничего не ценит. Китай глубоко погряз в цинизме. Меня не волнует, что он говорит.

Происходящее в Гонконге ужасно. В России все так же плохо, если не хуже. Крым все-таки оккупирован, война с Украиной по-прежнему продолжается. Все когда-либо заключенные договоренности нарушены. Лицемерие — их основной инструмент на международной арене. К ним нет никакого доверия, а потому любая критика в адрес США с их стороны не заслуживает внимания.

Если же говорить про наших союзников, включая Эстонию, то меня задевает, что США не реализует свой потенциал как партнер и лидер. Недавнее решение выйти из состава ВОЗ — это лишь один пример того, как правительство США нарушает множество своих обещаний.

После Трампа придется многое приводить в порядок, как Гераклу с авгиевыми конюшнями. Будем надеяться, что этот процесс начнется в январе следующего года.

"Эстонский экспресс" — ежемесячная русскоязычная газета, которая знакомит читателей с самыми важными публикациями Eesti Päevaleht, Maaleht и других изданий холдинга Ekspress Meedia. Цена одного экземпляра — 1,49 евро.