1. Вы с ребенком проходите мимо гей-парада, что вы ему скажете, если он спросит — кто это?

Он знает, кто это — люди, такие же, как и мы с вами.

2. Оцените по 10-бальной шкале влияние США на Евросоюз.

На Европейский союз — 7. На Эстонию — 8.

3. Одним словом про поступок Ладынской-Кубитс не голосовать за коалицию центристов, EKRE и Isamaa.

Пиар.

(По словам Тоом, после личного общения c Ладынской-Кубитс ее отношение к Виктории улучшилось — прим.ред.)

4. Владимир Соловьев или Владимир Познер?

Познер.

5. Сдержать обещание или сохранить карьеру?

Зависит от обещания и карьеры.

6. Почему рейтинг поддержки центристов среди русскоязычного избирателя уменьшился почти вдвое?

Потому что связались с нацистами.

7. Три ваших заслуги в качестве евродепутата?

Их намного больше. Я не могу выделить что-то конкретное. Вот мы находимся с вами в моем бюро. Каждому евродепутату дается 4300 евро в месяц именно на то, чтобы он открыл бюро в своей стране. Вы видели бюро у других евродепутатов в Эстонии? Вы знаете, куда они девают эти деньги? И я не знаю.

8. Нарва или Брюссель?

С точки зрения уюта — Нарва.

9. Пообедать с Раймондом Кальюлайдом или Юргеном Лиги?

Ни тот, ни другой большого аппетита не вызывает.

10. Поехать в Крым через Россию или стать председателем EKRE?

Странная дилемма. Конечно, поехать в Крым через Россию. По-другому не получается, я пыталась.

11. Три способа как нормализовать отношения ЕС и России?

Есть закон Мерфи. Он отлично подходит для этого: Господи, дай мне сил изменить то, что я могу изменить. Смириться с тем, что я изменить не могу. И отличить одно от другого.

12. Ваше главное обещание избирателям перед евровыборами?

Продолжу работать. Вероятно, открою еще одно бюро на северо-востоке. Там много проблем. Мы здесь работаем как контора добрых услуг. Беспрерывные юридические консультации. Помогаем подавать петиции. Планируем нанять человека, который будет помогать находить европейское финансирование на различные проекты. Наши люди не очень хорошо это умеют.

Кроме того, я собираюсь поменять комитет. Уйти из Комитета по культуре в Комитет по правам человека. Все проблемы, которые я решала, касались именно этого комитета. Например, школы и их перевод на эстонский язык. Надо быть в правильном комитете, который противостоит дискриминации, принудитель ассимиляции. Я, кстати, по эффективности второй эстонский депутат ЕП — мой рейтинг 94%. У Индрека Таранда первое место — 113%. У Урмаса Паэта 66%.

13. Что вы ответите тем, кто говорит, что вы ”не скандалили” в ходе переговоров центристов и EKRE ради первого номера в предвыборных списках?

В прошлый раз я прошла в Европарламент с последнего места в списке. Место в списке не имеет значение.

14. Чем вы будете заниматься, если не попадете в Европейский парламент?

Уйду из политики совершенно точно. Чем конкретно буду заниматься — не знаю.

(Как позже добавила Тоом, она уйдет именно из большой политики — прим.ред.)

15. Фильм "Брат" или "Форрест Гамп"?

"Форрест Гамп".

16. Из чего состоит ваш идеальный ужин?

Бокал красного вина и сыр.

17. Оказавшись перед Владимиром Путиным, что вы ему скажете?

Я не думаю, что я окажусь перед Путиным. Представлюсь, наверное.

18. Ваще самое лучше качество как политика?

Я говорю прямо.

19. Почему вас можно заметить в посольстве России чаще, чем других известных политиков?

Это неправда. Я редко там бываю, к сожалению. Могла бы быть чаще. Я хожу туда раз в год на 9-е мая. В этом году еще читала лекцию детям.

Вы обещали выйти из Центристской партии, если политсила начнет сотрудничать с EKRE. Обещание вы не выполнили. Почемы избиратель должен вам верить и надеяться на то, что вы выполните свои предвыборные обещания?

Это разные вещи. Одно дело, если ты сказал это в запале спора. Вы когда-нибудь говорили: я тебя убью сейчас? Убивали после этого? Если бы да, то сидели бы сейчас в тюрьме. Разумный человек должен различать те слова, которые были сказаны на эмоциях, в споре, от обдуманных обещаний, за которыми есть программа и компетенция.

Да, руки и ноги чесали. И сейчас, глядя на эти рейтинги, я думаю, боже, какой кошмар. Но, с другой стороны, партия — это инструмент. И если этот инструмент скривился, то его можно выправить. А одиночка, который рубит правду-матку в углу кухонного окна — зачем и что с этим делать?

Сейчас очень сложная политическая ситуация. Многим не нравится действующее правительство. Вам, как я понимаю, тоже. Скажите сейчас что-то своему потенциальному избирателю. После всего, что случилось… После парламентских выборов, почему стоит отдать свой голос именно за вас?

Я честно работаю все эти пять лет. Я не ворую деньги. Очень активно общаюсь с людьми, стараюсь помогать. Если людям этого не надо, то это их выбор. Моя работа евродепутата не имеет никакого отношения к тому, что вылетает изо рта у господ Хельме. И ставить эти две вещи в зависимость друг от друга, эмоционально, конечно, можно, но на практике — это не так.

Я единственные эстонский евродепутат, кто занимается социальными вопросами. Больше никто этим не занимался. Моя главная задача — ликвидация социального неравенства в Евросоюзе. А оно огромное. Оно опасное.

У нас есть традиция выбирать тех людей в Европарламент, у кого есть бэкграунд работы в Министерстве иностранных дел. Они все идут в Комитет по иностранным делам. И начинают рассказывать о нарушениях прав человека в Йемене, Китае, России, что никак не влияет на нашу с вами жизнь.