”Наш показатель индекса гибкости трудовой занятости, установленный в результате научного исследования, составил 59.0. Это соответствует уровню Словакии, Швеции, Испании и Польши, но сильно отстаёт от показателей Латвии и Литвы, которые составляют соответственно 68.3 и 70.0. Исследование показало, что правовые отношения, регулирующие наш рынок труда, недостаточно гибкие, чтобы обеспечить работникам необходимый уровень защищённости. Негибкая политика трудовой занятости ведёт, скорее, к более высокому уровню безработицы, снижению потребления и производительности, в то время как более гибкий рынок туда, увеличил бы общую конкурентоспособность государства”, — пояснила Анника Каабель, приглашенный научный сотрудник Эстонской Школы Бизнеса (EBS), которая входила в состав исследовательской группы.

При определении индекса гибкости трудовой занятости оценивается три этапа трудовой занятости — гибкость правовых отношений, регулирующих приём на работу, рабочего времени и увольнения с работы. Также сравниваются требования законодательства различных стран, применяемые к срочным договорам, к испытательному сроку, к минимальной зарплате, рабочему времени, отпуску (в т.ч. к отпуску по уходу за ребёнком), к гендерной дискриминации и к расходам, связанным с сокращением. Максимальный уровень индекса гибкости трудовой занятости составляет 100,0 и вычисляется как среднее значение оценки различных этапов трудовой занятости.

Лучший результат исследования был получен в Дании, где индекс гибкости трудовой занятости составил 96.9, показатель США составил 92.4, а Японии 91.0. ”В Дании и США законодательство, регулирующее трудовые отношения, различается, но в обеих странах оно гибкое, что позволяет экономике страны лучше и быстрее реагировать на колебания рынка труда”, — добавила Анника Каабель.

Источник: Employment Flexibility Index 2019