”Мой день нередко начинается в 4 утра. Так было всегда вне зависимости от той работы, которую я выполняла в течение жизни”, — описывает свое утро Ладынская-Кубитс, с которой мы встретились перед входом в парламент.

Как говорит автор 5-ти книг, она встает рано, чтобы в ”спокойствие и тишине написать тексты”, так как в течение дня уже не успеть. В 7:30 просыпается ее дочка — Ума-София. ”И я помогаю ей собраться в школу. Обязательный завтрак для ребенка. Сама я по утрам не ем”, — отмечает она.

Выпускница Тартуского университета опередила меня и сама ответила на вопрос, где учится Ума-София. ”Она закончила эстонский садик, с этого года ходит в эстонскую школу. Вдобавок при выборе школы семья ориентировались и на близость школы к дому, чтобы ребенок не тратил время на дорогу, а лучше подольше мог бы поспать утром, — продолжает уроженка Анапы. — Почему эстонская? Ума — билингва. Она одинаково хорошо говорит и на эстонском, и на русском языках”.

Выезжают на работу с мужем, пиарщиком Меэлисом Кубитсом, делают остановку за кофе Латте на заправке и к 8:45 депутат Рийгикогу уже на своем рабочем месте. В 9 часов собрание партии Isamaa, на котором парламентская фракция определяет политические стратегии и планы. ”Собрание дает общее представление всего, что будет происходить на этой неделе в парламенте”.

Меня любезно пригласили сесть в одной комнате с лидерами Isamaa, но сразу предупредили — встреча ”off-the-record”. На совещании присутствуют министры, члены Рийгикогу, руководители партии. В прямоугольном кабинете стоит большой стол, на полках лежат документы, особенно заметны четыре экземпляра книги ”Ida-Viru Küsimus” (Вопрос Ида-Вирумаа).

Во время того, как председатель выслушивал отчеты по комиссиям, Виктория несколько раз лично подошла к некоторым однопартийцам и что-то сказала на ухо.

Примечательно, что правая партия в течение всего дня пускала журналиста Delfi на все закрытые переговоры, где присутствовало только правление Isamaa. А лидер другой партии, левой направленности, такой возможности не предоставил.

Viimane Vürst esilinastus Apollo kinos Solarises
Foto: Jaanus Lensment

Далее мы направляемся на заседание Культурной комиссии, на повестке которой обсуждение Закона о защите памятников старины. Как отметила единственный член комиссии от партии Isamaa, ”здесь есть сложности”.

”Мы спорим, кто должен быть первым ответственным лицом — либо только владелец, либо и владелец, и государство. Результат первого выбора — у нас сейчас огромное количество заброшенных территорий и зданий. И если государство подставит свое плечо, то владельцу будет проще решить проблему. Наши коалиционные партнеры считают иначе”, — рассказывает ситуацию Виктория.

О ней парламентарий должна сообщить однопартийцам, чтобы коллеги могли иметь представление о положении дел до выступления в Большом зале.

Порядок обсуждений: фракция — комиссия — фракция — зал парламента.

В горящую избу

В то время, пока мы идем в ее кабинет, я спрашиваю: что находится в сумке. ”Документы со всех собраний, ноутбук, ежедневник, зарядка для телефона, косметика”, — показывает она, предлагая поднять сумочку, которая оказалась тяжелее моей и весит около 3-4 килограмма.

На вопрос, должна ли женщина-политик всегда выглядеть красиво, выпускница Ляэнемереской гимназии ответила: женщина должна выглядеть ухоженно. ”Для меня, это очевидно. Если женщина является публичной личностью, то люди буду рассматривать ее внешний вид. Да, это дополнительное препятствие, потому что она еще должна хорошо выглядеть.

Но, с другой стороны, это правило игры. Да, представительница прекрасного пола в политике, в том числе должна уделять внимание своей внешности — если ты не хочешь ”слететь” на первых порах.

Это вопрос боевой готовности. Я чувствую себя уверенней на каблуках. Это моя форма. Да, нам сложнее, но, с другой стороны, если говорить между строк, женщина иногда одним платьем может сказать больше, чем длинная речь любого политика. Это палка о двух концах, где-то нам сложнее, где-то легче”, — считает вице-председатель партии Isamaa.

Кабинет скромный, помощников у Ладынской нет. ”Советники не нужны. Выбрали — работай своей головой. Я даже считаю, что депутатам не нужны свои кабинеты”, — подчеркивает она.

На полу уйма коробок с книгой ”Политдневник” сразу на двух языках, которые кандидат по Ласнамяэ, Пирита и Кесклинн в ближайшие дни подарит избирателям. Книга о том, как Виктория попала в политику.

На стене висит карта Эстонии. ”Синие точки — места, куда я ездила по партийным делам. Красные — территории, с которыми я особенно работаю”, — утверждает она. Синие — Пайде, Тарту, Курессааре и другие города. Красные — Нарва, Йыхви, Кохтла-Ярве, Таллинн, Азери.

Что получилось сделать у депутата Ладынской-Кубитс за четыре года работы в Рийгикогу? ”Есть вещи, которые сразу заметны, например, Дома эстонского языка. Поводом послужила проблема нарвских таксистов, которых обязали выучить государственный язык. Я активно поддерживала и защищала ETV+. Являюсь членом совета ERR. Также работала над Фондом алиментов. Есть целый ряд законов, которые я продвигала в комиссиях. Все, чем занималась комиссия по культуре, к этому я приложила свою руку. Плюс я активно разрабатывала программу, с которой мы идем на выборы 2019 года”.

Дань государству

Около 13.00 Виктория любезно показывает, где в Рийгикогу столовая, но сама обедать отказывается: когда волнуется, не ест.

Спустя 20 минут мы бежим на заседание другой комиссии, в которой бывшая журналистка работает недавно — комиссия по делам Европейского союза. Сегодня присутствующие выслушивают доклад, в котором показана статистика Эстонии в сравнении с другими странами ЕС. Основные темы: социальная политика, разница зарплат, уровень образования. ”Журналистика научила быстро переключаться”, — улыбается автор лучшей статьи в Эстонии в 2006 году.

После, не дослушав доклад до конца, мы возвращаемся в кабинет фракции на собрание с медиа-группой партии, на которое незнакомого журналиста так же спокойно пускают. По пути Ладынская здоровается с коллегами. Со всеми. Всегда.

По словам отечественников, одна из главных идей партии Isamaa перед выборами — освободить от второй ступени пенсионного страхования жителей Эстонии. ”Данные показывают, что людям это нравится, сейчас думаем, как это можно подать еще лучше”, — делится планами политик. Правление приходит к консенсусу — нужно сделать калькулятор, который позволит подсчитать, сколько денег ты сохранишь за год.

По понедельникам заседания в Большом зале парламента начинаются в 15:00. Но парламентарии быстро его покинули — уже в 15:07 в зале никого не было.

И дальше опять собрание. Теперь правление партии обсуждает ответ на текст Eesti Päevaleht — журналисты опубликовали список преступников в рядах политической силы. Жаркие дебаты я тоже слышал, но пообещал ничего не писать об этом.

Delfi ja TV3 valimisdebatt
Foto: Madis Veltman

- У многих депутатов Рийгикогу есть своя специфическая сфера — экономика, сельское хозяйство, международные отношения. Какая ваша ”специфика”?

- Интеграция, прежде всего. Я много этим занималась будучи журналистом. Когда я попала в парламент, то поняла, что спектр этой темы становится шире. После начала работы добавилась и культура, и образование, и наука, и спорт, и медиа — это основное.

Плюс у меня ряд других задач. Я член Совета ERR, состою в Совете по гендерному равноправию и в Совете по развитию государственного языка.

- Вы уже готовы занять министерский пост? Или должность члена Рийгикогу вас устроит после выборов?

- Не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Надо идти шаг за шагом. Я в этом отношении суеверна, не говорю о своих планах. Не важно, какую позицию ты занимаешь, важно, как ты реализуешь свою цель.

Мне кажется, что мы часто переоцениваем позицию министерских портфелей. У нас парламентское государство. Министерство — это всего лишь исполнительная власть. Руководители комиссий должны стоять выше министров. Индрек Саар и Майлис Репс (министры культуры и науки и образования — прим.ред.) — они подотчетны нашей комиссии. Они приходят и рассказывают, чем сейчас занимаются.

- Вы весь день подходили близко к коллегам и лично что-то говорили почти шепотом. Зачем?

- Часто я не хочу нарушать ход собрания. Есть информация, которая приходит резко, а ее нужно сообщить. И чтобы не прерывать, мне легче подойти и сказать. Я не сторонница писать на электронную почту.

У меня доверительные отношения со всеми членами фракции. Есть закадровая работа, мне ее сложно объяснить. Часто, когда возникает конфликт внутри партии, ты постепенно идешь к тому, чтобы отстоять свою позицию. Это точечный диалог, который происходит постоянно.

- Что-то Урмасу Рейнсалу говорили про ”Тотальный диктант”?

- Мы это не обсуждали, прошлая неделя была свободной, а он написал статью в понедельник. С ним конкретно эту тему мы не обсуждали.

- Если продолжить тему личного общения, то мне показалось, или вы немного делаете лишнюю работу? Постоянно спрашиваете, объясняете, интересуетесь, в то время, как другие этим не занимаются.

- Каждый работает так, как считает нужным. У меня серьезные затраты на работу. У меня ведь был пересчет голосов. В тот момент, когда тебе дали, потом забрали, потом опять дали, ты многое переосмысливаешь. (В 2015 году в результате пересчета голосов Ладынская то попадала в парламент, то нет. И только после третьего пересчета подтвердилось — она опередила Свена Сестера на один голос и прошла в Рийгикогу — прим.ред.). Так как я верующая, я подумала, что это не просто так. И я это ценю.

Можно сказать, что свою работу я воспринимаю как службу в армии. Ты отдаешь дань, честь своему государству.

IRL-i valimispidu 2017
Foto: Tiit Blaat

В 17:30 череда переговоров заканчивается. От сидячего положения можно несколько минут отдохнуть. У третьего героя ”Портрета политика” два вариант развития вечера: работа в офисе несколько часов, либо работа дома.

”Сейчас начнутся звонки, так как днем не успеть, — говорит она. — В сравнении с журналистикой — сделал текст, работа готова. В политике, это не так — невозможно закончить свою работу”. Как сообщила Виктория, скорее всего, она через час поедет домой ”посмотреть на дочку”. И призналась, что муж поддерживает, так как у нее бывают эмоциональные перепады. ”Плюс каждая публикация рейтинга партий это эмоции, думаешь — как же так”.