Каким образом мировая общественность должна общаться с Пхеньяном? Что изменилось по сравнению с предыдущими десятилетиями, и стоит ли вообще вести переговоры с Ким Чен Ыном, или же существуют альтернативные возможности?

Четкие предпосылки

Для начала следует упомянуть две предпосылки, на которых будет основываться весь дальнейший ход мыслей. Северная Корея принимает все свои решения в ключе сохранения режима, и в интересах Китайской Народной Республики — дальнейшее существование Северной Кореи, как существующего единого целого. Интересы других игроков в регионе, в соответствии с точкой зрения, в некоторой степени меняются со временем или же адаптируются по мере изменения ситуации. Хотя, в традициях создания сверхдолгих перспектив на будущее, характерных для Азии, интересы Китая и Северной Кореи однозначно понятны.

Весна всегда являлась основным периодом эскалации напряжения на Корейском полуострове. Давайте вспомним хотя бы потопление южнокорейского корвета ”Чхонан” в марте 2010 года. Событие, которое в нынешнем контексте развязало бы немедленные военные действия, в тот раз успокоилось, как будто ничего и не произошло. Весеннему росту напряжения по большей части способствует совпадение важных политических государственных праздников в Северной Корее с периодом проведения совместных учений в Южной Корее. Как правило, к лету ситуация успокаивается. Некоторые признаки подобного развития существуют также и в текущем конфликте, однако в этот раз отличий все же больше, чем уже известных схем.

Прежде всего, экономика

Во-первых, в игру вступил новый агрессивный искатель приключений — Дональд Трамп, стоящий во главе правительства Соединенных Штатов, который ведет затяжную иностранную политику и охотится за блестящими жетонами. Президент Трамп, кто, по его собственным словам, подробно узнал об исторических хитросплетениях на Корейском полуострове только лишь от президента Китая Си Цзиньпина, на самом деле мог бы чуть больше углубиться в роль Америки в восприятии жителей в регионе.

В отличие от общего представления, присутствие американцев в Корее больше не является настолько популярным, даже в Южной Корее. Помимо основных тем президентских выборов в Южной Корее — экономика и безопасность, — у всех кандидатов также было что сказать относительно отношений с Америкой. Только один кандидат из пяти посчитал, что существует необходимость в увеличении американского присутствия и размещении ядерного оружия в Южной Корее. Все остальные кандидаты и новый президент, левый центрист Мун Джэин, пожелали уменьшения роли Америки.

Во-первых, обороноспособность Южной Кореи — современная и мощная. Во-вторых, благоприятное развитие государственной экономики для жителей Южной Кореи — это практически генетически заложенная догма, которую зачастую не получается в такой же степени связать с Северной Кореей и общей безопасностью. Мун и большинство жителей Южной Кореи ценят хорошие экономические отношения с Китаем и Японией намного выше, чем то напряжение, которое возникло в регионе по причине агрессии американцев.

Размещение американского противоракетного комплекса THAAD на территории Южной Кореи повлекло за собой серьезный спад в отношениях между Китаем и Южной Кореей. И без того медленный экономический рост в Южной Корее по указанной выше причине в этом году получил сильный удар со стороны Китая. Следует опасаться длительной экономической войны между соседями, т.к., помимо санкций, установленных Китаем в отношении некоторых корейских предметов торговли (туризм, косметика, интеллектуальная собственность), в ответ Сеул может установить ограничения, например, на китайскую продукцию из стали.

Сумасшедший импорт металла из Китая привел к тому, что большинство крупных производителей стали в Южной Корее перешли под государственный контроль и в данный момент проходят процедуру санирования. С другой стороны в связи с данной темой удар копытом делает план Дональда Трампа заняться продвижением отечественной сталелитейной промышленности, в результате чего будет утрачен основной экспортный рынок стали для корейцев — Соединенные Штаты в больших масштабах приобретают дешевую корейскую сталь в условиях строительного бума.

”Америка” — общекорейское ругательство

Кроме того, стратеги Пентагона должны осознавать риски, которые могут сопутствовать в культурном и историческом плане использованию слова ”американец” в Северной Корее. Для Северной Кореи предвоенная истерическая ситуация — это лучшее, чего могут пожелать местные лидеры. Однако риск непроизвольно переступить эту черту очень реален, если будет преодолен определенный предел раздражения. Америка является злейшим врагом для Северной Кореи, которого обвиняют во всех бедах, и ненависть к которому лежит во главе угла практически всей идеологии управления государством.

Однако некоторая основа для такой очевидно ”накрученной” стратегии Пхеньяна все же имеется, свидетельством чему являются кровавые экспонаты в историческом музее, посвященном Корейской войне. В 1952 году американские вооруженные силы прекратили бомбить Северную Корею, потому что бомбить больше было нечего. В столице Пхеньяне не осталось ни одного целого здания! Погибло 1,5 миллиона гражданских лиц. Корейская война известна, как ”забытая война”, в ходе которой в Северной Корее было сброшено больше бомб, чем во всем Тихоокеанском театре военных действий Второй мировой войны.

Если сюда добавить также проводимые Вашингтоном испытания биологического оружия над жителями Северной Кореи, о которых стало известно из архивов, то не стоит недооценивать затаенную злобу и риторику жителей Кореи в их призывах к уничтожению Америки.

В результате физического уничтожения десятков тысяч приверженцев левых взглядов в Южной Корее в 1950-1960-х годах (кровавые бани в Ногылли и Бодо), которое совершенно явно происходило с ведения Вашингтона, мы получаем ужасающий коктейль из противоамериканских настроений на всем полуострове, который имеет огромный потенциал к взрыву, и с которым следует считаться и в наши дни.

Новый хозяин Сеула Мун говорит о сотрудничестве с Северной Кореей (новая ”Политика солнечного тепла”) — о восстановлении Кэсонского промышленного парка и повторном открытии совместного заповедника в горном регионе Кымгансан. Экономическое развитие для жителей Кореи намного важнее, чем размашистые авантюры заокеанских союзников. Дональд Трамп (кто же еще?) в своей недальновидности может попробовать небывалый дебют — извиниться перед Пхеньяном за ужасы Корейской войны. Это, несомненно, поставит Пхеньян в непонятную ситуацию, в которой главный внешний враг делает настолько неожиданный шаг, на который невозможно реагировать военными действиями. Даже пытаясь понажимать на внутриполитические кнопки.

И все же ясно, что даже нынешние хозяева Белого дома не предпримут никаких действий для достижения такой неожиданной разрядки напряжения. Кроме того, это ничего не изменило бы в основах проблемы, а именно в ядерных амбициях Северной Кореи.

Make Korea China again!

Что же делать с Северной Кореей? Несмотря на лозунги, которые слышны из Вашингтона, ключ к решению проблемы по-прежнему находится в Пекине. Решение заключается не в быстрой ликвидации Северной Кореи, а в ее трансформации. В качестве цели дипломатического общения с Пекином может быть предоставление китайцам свободы действий в экономическом пространстве Северной Кореи.

Водоворот развития событий в повседневной жизни в контексте рыночной экономики, который начался после окончания голодного периода, в Северной Корее вращается во все более ускоряющемся темпе. Крайне очевидно, что Китай применяет оговоренные санкции выборочно — в точности столько, сколько необходимо для достижения долгосрочных целей, о которых говорилось в начале статьи. Много обсуждаемые сбои в закупках угля из Северной Кореи — это лишь один небольшой (хотя очень важный) фрагмент бьющего все рекорды товарообмена между двумя de facto экономическими союзниками.

Например, экспорт железной руды из Северной Кореи в Китай вырос в марте на 270 процентов! У Пекина несомненно вызывает беспокойство тот факт, что хвастливый Си Цзиньпин и Ким Чен Ын никогда не встречались

Ким Чен Ын, кто действительно пытается сократить политическое влияние Китая, может зайти слишком далеко. Абсолютно понятно, что, несмотря на отсутствие китайской делегации на параде 15 апреля, каналы общения между Пекином и Пхеньяном будут работать дальше. Тон переговоров со стороны кажется более ультиматным, однако Ким Чен Ын, который пытается сохранить режим, знает, что в действительности до сих пор поддерживает его государство ”на плаву” — трансграничная торговля и ”выздоравливающая” экономическая модель рыночной экономики.

На небывалую критику Северной Кореи в отношении китайских властей Пекин в этот раз ответил угрозой — на китайских границах стоят десятки тысяч военных, которые проверяют тех, кто перемещается в пограничной зоне, и в данный момент это существенно замедляет фактическую ”линию жизни” Северной Кореи — контрабанду товаров. Данные из пограничных территорий говорят о том, что остановилось речное сообщение и закрыты рыночные площади в Северной Корее.

Это действительно очень сильное заявление Китая, которое на самом деле может повлиять на Ким Чен Ына. Слова государственного секретаря США Рекса Тиллерсона о том, что ”на столе лежит план по устранению Ким Чен Ына” вполне может таким образом реализоваться, и к власти в таком случае может прийти правительство, аналогичное военной хунте в Мьянме, но управляемое Китаем. Роль короля ослабевает, и в дальнейшем управление государством может осуществляться коллегиально. Это могло бы стать возможностью взять ядерный чемоданчик под надежный контроль.

Уже сейчас в военном секторе в Северной Корее присутствуют важные экономические интересы, которые Ким Чен Ын совершенно явно пытается подавить, и поддержка армии в случае государственного переворота может быть весьма значительной. Эта точка зрения также подтверждается опытом и знаниями одного из наиболее важных беглецов в истории, дипломата, ранее работавшего в Великобритании — Тхэ Ён Хо, кто говорит о загнивании основ режима.

Для мировой общественности единственной реальной возможностью ускорить этот процесс является совместная работа (читай: предложение пряника) с Китаем, чтобы сделать Северную Корею экономическим пространством Китая на северо-востоке. Важно еще более ужесточить ”мягкие” меры вдоль границы с Северной Кореей. Зачастую это требует проведения акций, которые кажутся незаконными — доставки в страну мобильных телефонов, мультимедийных проигрывателей, информационных носителей и других важных товаров и решений, которые подрывают идеологию. Этот процесс уже доказал свою жизнеспособность.

Применение военных мер может уничтожить существующий баланс и привести к неконтролируемому хаосу, а сценарии второй Корейской войны поистине апокалиптические. Соединенные Штаты Америки должны учитывать масштаб интересов и рисков своих союзников и других государств в регионе. До материковых территорий Америки ракеты Северной Кореи, конечно же, не долетят, однако в результате ”игривости” американцев может пострадать весь Дальний Восток.

Текст публикуется в рамках сотрудничества портала Delfi и журнала Diplomaatia.

Оригинальный текст — здесь.