В результате педофилы и насильники получают мизерные сроки либо вовсе отделываются штрафами, и вновь берутся за старое. Я считаю, что одной из задач нового состава парламента должна стать разработка новых мер наказаний для подобных преступников.

Даже распространенное мнение о том, что в местах заключения к таким подонкам относятся безжалостно, является по большей части мифом. Так, в нашей стране существует конкретный человек, отсидевший в общей сложности 33 года и 8 раз судимый за сексуальные преступления в отношении детей. По данным Министерства юстиции от 2013 года, за три с половиной года из 55 человек, осужденных за педофилию, вновь по этой же статье было привлечено к ответственности 8 человек, что составляет 14,5%.

Как показал случай, произошедший в Ласнамяэ прошлой осенью, только бдительность жителей района позволяет оберегать детей от преступников с психическими отклонениями на почве секса. Лишь после неоднократных обращений граждан полиция-таки задержала рецидивиста, который искал новую жертву буквально сразу после выхода из тюрьмы.

А сколько случаев насилия остается не известными правоохранителям! По оценке специалистов, три четверти жертв изнасилований — это несовершеннолетние, а насильниками выступают преимущественно члены или друзья семьи. Социальным работникам известны случаи, когда объектами действий сексуального характера становились четырех-, трех- и даже двухлетние мальчики и девочки!

Лишь недавно в нашем обществе об этом стали более-менее громко говорить, появились статьи в газетах, программы профилактики, а в прошлом году начали открываться и центры помощи и реабилитации жертв насилия. Прогнозировалось даже, что из-за роста гласности число зарегистрированных подобных преступлений начнет увеличиваться — просто потому, что люди станут об этом рассказывать полиции. Но пока роста таких заявлений не отмечается, возможно, еще и потому, что педофилы стали вести более изощренно.

Ведь за вступление в половую связь с ребенком может грозить наказание от 10 лет лишения свободы только в случае применения насилия. Но извращенцам для удовлетворения их болезненной страсти хватает и других способов, наказания за которые существенно мягче. Не случайно столь распространена в интернете детская порнография, помогающая обойтись без непосредственного контакта. Интерес к подобной ”продукции”, как свидетельствуют сексологи и психологи, может означать наличие у человека психических отклонений, которые рано или поздно способны привести к вспышке насилия при попытке вступить в связь.

Да, теперь фотографии правонарушителей, которых подозревают в педофилии, публикуются в газетах. И это большое подспорье для борьбы с ними, ведь еще несколько лет назад разрешалось обнародовать только имена. Но подозрительный ”дядя” у песочницы своего настоящего имени никому не скажет! Однако надо идти еще дальше, например, создать публичный реестр сексуальных преступников с фотографиями и описанием содеянного. Ведь, как показывает статистика, до четверти всех осужденных за преступления сексуального характера, становятся рецидивистами.

То, что проблема эта является актуальной, подтвердил очередной резонансный случай, который произошел уже в январе нового года. Известный эстонский публицист и литератор Каур Кендер написал рассказ, в котором описывается сексуальное насилие над ребенком. Прокуратура начала проверку. Кендер возмущен подозрениями и заявляет, что его ”произведение” было наоборот, анти-порнографическим, что он сознательно балансирует на грани дозволенного, чтобы вскрыть пороки общества и так далее. Упирает он на то, что свобода слова и творчества не должны быть подвластны цензуре в демократической стране.

Даже появившаяся с нового года в пенитенциарном кодексе возможность комплексного лечения сексуальных преступников, так называемая химическая кастрация, не способна, думаю, их устрашить.

В уложении о наказаниях, на самом деле, существуют различные градации сексуальных преступлений в отношении детей. Наказание зависит от возраста жертвы, характера и тяжести содеянного, психического состояния правонарушителя и прочих обстоятельств. И это, увы, дает возможность преступникам уворачиваться от правосудия.

По данным Министерства социальных дел, в 2013 году в Эстонии было совершено 365 преступлений сексуального характера, и 132 изнасилования. 79 процентов жертв указанных преступлений составили несовершеннолетние, половину количества изнасилованных — дети.

Я уверена, что всех, кто совершает преступление в отношении детей, следует изолировать от общества. Я считаю, что полиции следует дать особые полномочия для разбирательств с теми, кого подозревают в нездоровом интересе к детям. Задерживать их для выяснения обстоятельств и психиатрической экспертизы, заносить не только отпечатки пальцев, но и ДНК в специальную базу данных. Для этого нужно менять законы и именно этим следует заняться новому составу Рийгикогу.