Третью неделю в Таллиннской тюрьме продолжается голодная забастовка — заключенные требуют отстранения от должности заключенного, раздающего еду, который одновременно является и т.н. "петухом". Внутренняя субкультура заключенных не позволяет им принимать пищу из рук "опущенных". Это самое долгое противостояние между заключенными и руководством тюрьмы за всю историю Эстонской Республики. Руководство тюрьмы отказывается уступать требованиям заключенных. Точнее, оно пытается внедрить т.н. европейские нормы и искоренить преступную субкультуру. Ситуацию осложняет то, что на прошлой неделе из-за проблем со здоровьем умер 24-летний заключенный. Информация, касающаяся этого происшествия, крайне противоречива. Министерство юстиции отрицает связь данного случая с голодовкой. Сообщения же, пришедшие напрямую из тюрьмы, утверждают обратное — состояние погибшего ухудшилось именно в связи с голодовкой.

Министерство юстиции: это бунт против правопорядка

Заключенные Таллиннской тюрьмы начали отказываться от еды 17 июля. Началось все с сотни протестующих, а 25 июля к ним присоединились еще пятьдесят заключенных. Министерство юстиции, в подчинении которого находятся тюрьмы, сообщило, что руководство тюрьмы не планирует идти на поводу у провокаций.

В пресс-релизе Министерства юстиции сообщается, что руководство тюрьмы считает крайне важным формирование и сохранение навыков работы среди заключенных. Кстати, использование труда заключенных помогает уменьшить расходы тюрьмы. "Такие действия являются открытой демонстрацией преступных настроений и бунтом против государственного правопорядка", — утверждают в министерстве. Директор Таллиннской тюрьмы Эркки Осолайнен сообщает, что заключенный, ставший причиной забастовки, ранее отбывал наказание в первом отделении тюрьмы Мурру, которое в преступной иерархии считается местом заключения лиц, обладающих низким авторитетом — отсюда и такое отношение к нему. Осолайнен отрицает, что другие заключенные использовали раздатчика пищи в сексуальных целях.

Кроме тюремной стены министерство решило окружить происходящее еще и стеной молчания. Понятно, что руководство хочет, чтобы общественность обращала как можно меньше внимания на происходящее в тюрьме. На просьбы "ДД" ответить на уточняющие вопросы о происходящей голодовке глава пресс-службы Министерства юстиции Иви Папстель ответила, что всю важную информацию, которую министерство желало сообщить, можно прочесть в пресс-релизах. Папстель согласилась кратко прокомментировать смерть заключенного и утверждает, что 24-летний заключенный без следов насилия был обнаружен мертвым в одной из тюремных камер. Причина смерти будет определена в ходе вскрытия.

"Смерть заключенного абсолютно точно не была связана с голодовкой в Таллиннской тюрьме, — утверждает Папстель. — Погибший заключенный не принимал участия в забастовке и находился в здании, ни один из заключенных которого также не принимает участия в акции".

В дошедших из-за стен тюрьмы в редакцию сообщениях утверждается, что, хотя официально в акции принимают участие 150 заключенных (т.е. около трети заключенных) по всей тюрьме проводятся обыски, а нарушителей дисциплины помещают в карцер чаще обычного. Акции осуществляет тюремное спецподразделение. Можно прийти к выводу, что проблемы со здоровьем погибшего заключенного вовсе не были случайностью. В любом случае, как правило, в тюрьмах проводят расследования таких смертей.

По информации, поступившей из тюрьмы, кажется, что руководство тюрьмы пытается установить свою "иерархию" среди заключенных, т.е. уравнять их всех с использованием силовых методов. Очевидно, руководство планирует определить лидеров и перевести их в иное место заключения — максимально ослабить их власть. Таким образом, в Таллиннской тюрьме пытаются внедрить т.н. европейские тюремные традиции и искоренить жизнь "по понятиям".

Противостояние не случайно

Люди, хоть немного знакомые с тюремной субкультурой, знают, что такие случаи, как инцидент с раздатчиком пищи, неизбежно приводят к конфликтам. Кроме того, что этот заключенный является "петухом", работники тюрьмы также должны обеспечивать ему круглосуточную защиту, так как теперь остальные заключенные считают его "стукачом". То есть у заключенных, согласно субкультуре, есть целых две причины, почему из его рук не стоит принимать еду. Всего в тюрьме работает четыре разносчика еды. Несколько лет назад была подобная ситуация, когда на раздачу еды был поставлен бывший полицейский, но в тот раз ее удалось решить мирно. В этот раз руководство тюрьмы не согласно вести переговоры и идти на какие-либо компромиссы с голодающими — например, назначить второго раздатчика пищи.

Знатоки тюремной системы, проконсультировавшие "ДД", говорят, что, с одной стороны, можно понять, что власть не может идти на уступки заключенным. С другой стороны, было бы наивным полагать, что при помощи таких методов, как назначение "петуха" для раздачи пищи, можно как-то искоренить тюремные традиции. Такие традиции смогут исчезнуть лишь со временем, когда все места заключения станут "евротюрьмами".

Разумеется, тюремное руководство не может силой заставить заключенных питаться. Формально в таких случаях следует руководствоваться рекомендациями Комитета министров Совета Европы, согласно которым участникам т.н. частичной голодовки следует обеспечить медицинскую помощь и сообщить о рисках, связанных с голодовкой.

Влияние голодовки на здоровье заключенных действительно невозможно предугадать. Разумеется, голодающие, несмотря на состояние здоровья, руководствуются принципом солидарности, то есть в случае, если человек прекратит голодовку, позднее это может привести к претензиям и сведению счетов. Ситуация осложняется тем, что комплекс Таллиннской тюрьмы представляет собой очень старую постройку, где по большей части нет даже вентиляции, а это увеличивает вероятность возникновения проблем со здоровьем. В теплую погоду атмосфера в камерах как в бане. Государство не видит смысла инвестировать в старый комплекс, ведь планируется строительство новой современной тюрьмы. С десяток лет назад плохая вентиляция привела к бунту — заключенные побили в камерах окна.

В то же время забастовка означает лишь то, что заключенные отказываются от еды, предлагаемой тюрьмой и считают допустимым употребление пищи, продающейся в тюремном магазине, иначе половина голодающих уже умерла бы о истощения. Но и здесь заключенные находятся в неравном положении. Заключенные имеют право в течение месяца приобретать в магазине товаров на сумму в объеме месячной минимальной зарплаты. В декабре 2007 года эта сумма составляла 4350 крон. Также следует помянуть, что тюремные цены дадут фору и многим таллиннским магазинам — только сигареты стоят столько же.

Забастовка зависит от поддержки с воли

Деньги не появляются на счетах заключенных сами по себе — туда их переводят близкие. Забастовка ложится дополнительным бременем на родственников заключенных. То есть продолжительность голодовки зависит от того, как долго близкие смогут "содержать" сидящих в тюрьме. В то же время известно, что даже самые "богатые" и "авторитетные" заключенные всегда питались в тюремной столовой, а не только за свой (или чужой) счет.

Заключенный также может заработать деньги собственным трудом, но, как гласит информация, опубликованная на домашней странице Министерства юстиции, Таллиннская тюрьма может обеспечить работой лишь около двадцати заключенных. А в тюрьме их содержится около пятисот. Согласно информации, поступившей от одного заключенного, руководство тюрьмы стало ограничивать покупки в тюремном магазине.

Бывший директор тюрьмы — человек с большим опытом, а ныне частный предприниматель Олави Израэль припомнил случай из собственной практики в тюрьме Румму, когда в силу вступил Закон о тюремном заключении и заключенным запретили делать в магазине покупки в неограниченном объеме. "Несколько раз приходилось вызывать спецподразделение. Проводили среди заключенных разъяснительную работу, а рядом на всякий случай стояли люди в масках", — вспоминает Израэль. Та забастовка длилась несколько дней.

Израэль отмечает, что зачастую причины, приводимые заключенными, являются лишь предлогом к забастовке, тогда как на деле может идти борьба за власть среди воротил преступного мира, и добавляет, что он не спешил бы с заменой раздатчика пищи.

Оставшуюся еду из тюрьмы отвозят в Таллиннский центр социальной работы. В беседе с работниками центра удалось выяснить, что еду раздают бездомным, например, в ночлежке по адресу Копли, 79. Еду там раздают трижды в день. Бездомные очень рады своему везению и довольны качеством пищи. Удается накормить не менее 80 нуждающихся.

Справка "ДД":

Таллиннская тюрьма находится по адресу Магазини, 35 на территории действовавшего с 1944 по 1949 год лагеря военнопленных. В 1950-1960 годы были построены каменные корпуса, которые используются по сей день, а также два промышленных здания, которые в 90-х были преобразованы в корпуса для подследственных. В Таллиннской тюрьме около 1100 заключенных, из них около 500 отбывают наказание. Остальные заключенные являются подследственными. В тюрьме заключенные могут приобрести основное или среднее образование на эстонском и русском языках.