По версии Гончарова, последние события в Эстонии, Латвии, Грузии и на Украине говорят о том, что проамериканские силы создают вокруг России "санитарный кордон". Из соседствующих с Россией стран выдавливается русский бизнес, а от власти отстраняются все, кто был когда-либо заинтересован в хороших отношениях с РФ. "Перенос памятника Воину-освободителю стал лишь предлогом для ухудшения отношений между Россией и Эстонией, — объясняет Гончаров свою точку зрения. — В Латвии этот сценарий не прошел, поэтому оппозиция перешла к плану "Б".

Памятник — это только предлог

Расположенный в Риге Монумент Победы неоднократно пытались использовать для ухудшения отношений с Российской Федерацией. Его даже пытались взорвать, но в ночь с 6 на 7 июля 1997 года детонатор сработал раньше времени и двое членов ультранационалистического движения "Громовой крест" погибли. Тогда Государственная Дума РФ назвала взрыв целенаправленной политической провокацией, сделав ударение на том, что Латвийская Республика встала на опасный путь "выдавливания" русских из страны.

После того как из центра Таллинна был перенесен памятник Воину-освободителю, латвийские националисты в очередной раз подняли тему сноса монумента. По словам Гончарова, заинтересованная в российских инвестициях правительственная коалиция накалять обстановку не стала.

А был ли это русский бунт?

В Эстонии, говорит Гончаров, сценарий сработал безотказно. По его словам, начавшиеся 26 апреля беспорядки вызвали в эстонцах ненависть к русским и ко всему, что с ними связано. В результате, российские деньги стали уходить из Эстонии.

Гончаров не особенно верит в причастность к организации беспорядков активистов "Ночного дозора", поскольку считает его чересчур слабой организацией. "Две ночи на улицах бесчинствовали обыкновенные мародеры, а не вооруженные дубинами и коктейлями Молотова профессиональные хулиганы, — рассуждает Гончаров. — Сразу напрашивается вопрос: а были ли вообще заговорщики среди гражданских?" Оппозиция перешла к плану "Б"

В Латвии, говорит Гончаров, после неудачи с памятником латвийская оппозиция сменила тактику: теперь ее главная задача — уличить нынешнее правительство в коррупции. Не исключено, что одну из партий или новую, проамериканскую, коалицию возглавит бывший президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга. Кстати, перекрыть российские инвестиции пытались и раньше, даже на законодательном уровне. Но ничего не вышло, ведь как объяснишь, что всем можно вкладывать деньги, а русским нельзя?

Главная проблема для оппозиции заключается в том, что в правительстве представлены интересы трех олигархов. Первый — мэр города Вентспилса, лидер так называемой нефтетранзитной группировки Айвар Лембергс. Он уже был арестован по обвинению во взяточничестве, но до суда выпущен на свободу по состоянию здоровья. Второй — бывший премьер-министр Латвии Андрис Шкеле. В эпоху приватизации он был заместителем министра сельского хозяйства и успешно приватизировал перерабатывающую промышленность. Не так давно за многомиллионную аферу был арестован бывший руководитель его бюро и, по материалам прессы, следующим должен был стать сам Шкеле. Третий — министр транспорта лидер транзитной группировки Айнар Шлессерс. На него пока ничего нет.

Нынешнее правительство Латвии, по словам Гончарова, лично заинтересовано в хороших отношениях с Россией. Кардинально изменить ситуацию могут только деньги. Большие деньги.

Справка "ДД"

Эдуард Гончаров — председатель Латвийского антифашистского комитета.

• Не будучи гражданином Латвийской Республики, принимал активное участие в деятельности ряда политических движений, принимал активное участие в организации кампании протеста против "облатышивания" русских школ.

• Получил широкую известность после 16 марта 2005 года, когда вместе с единомышленниками надел полосатую робу узника концлагеря и преградил дорогу шествию легионеров Ваффен-СС.

• В ночь с 24 на 25 апреля пытался въехать в Эстонию в компании представителей латвийских СМИ. Пограничники не пустили ни Гончарова, ни журналистов. Позднее Гончаров узнал, что попал в черный список Департамента гражданства и миграции, ему отказано во въезде в Эстонию до 2017 года.