До начала учебного года остались считаные дни. Этот сентябрь станет знаменательным потому, что начинается переход русских школ на эстонский язык обучения. Почему-то вспоминается настроение фильма "Завтра была война" и кажется, что учителя, директора и школьники сейчас пребывают в тихом ужасе. Оказалось же, что настроения среди них бродят очень разные.

"Переход на госязык — это выполнение Закона об основной школе и гимназии, а те параграфы, из-за которых весь сыр-бор — это документы еще 1997 года, больше десяти лет прошло, и пора бы уже определиться", — начал с небольшого экскурса в историю вопроса директор Таллиннской Кесклиннаской русской гимназии Вячеслав Гусаров. Главным он считает, насколько выполнение этого закона поддерживается ресурсами: человеческими, финансовыми и научными, то есть учебными материалами и пособиями.

Переход — дело молодых

Директор сомневается, что для успешного перехода существует единый рецепт: "Нельзя сказать, что мы сразу всех учителей разом обучим, подготовим, и они пойдут по школам сеять разумное, доброе, вечное на эстонском языке". Гусаров согласен со своими коллегами в том, что школы в разных регионах поставлены в разные условия. Одним из самых проблемных регионов он считает Нарву и Северо-Восток в общем, так как там особенно остро уже сейчас ощущается нехватка преподавателей.

По словам Гусарова, еще прежнее правительство сделало переход плавным, был определен перечень предметов, которые по одному в год будут "обэстониваться" и внедряться в программу. Основной круг этих предметов определен, а остальные оставлены на усмотрение школы. По мнению директора, это в принципе вполне разумный план, и "никто руки не выкручивает". Он убежден, что одна из целей перехода точно будет достигнута: выпускники русских школ будут более конкурентоспособны в эстонских вузах. Вячеслав Гусаров не преминул сказать, что нынешняя практика показывает: и сейчас русские абитуриенты выглядят очень достойно на общем уровне, в частности выпускники его гимназии.

Гусаров уверяет, что никто не заставляет учителей, и в том числе накануне пенсии, учить эстонский. "Лично я не заставляю, и любой директор вам скажет, что это не выгодно: в курсы эстонского нужно вложить достаточно большие средства, а учитель через пару лет просто уйдет на пенсию, а школа останется у разбитого корыта", — объясняет директор и добавляет, что предстоящий переход — это, в первую очередь, дело молодых. Директор прогнозирует, что через 3-5 лет проблема с кадрами будет смягчена, но решить ее удасться не раньше чем лет через 10.

Одного языка мало

Директор Таллиннской Ляэнемереской гимназии Валерий Новиков уверен, что в предстоящем учебном году у большинства таллиннских школ не должно быть проблем с переводом первых предметов на эстонский язык. "В нашей школе уже давно практикуется раннее языковое погружение, но в то же время программа общего перехода до последнего времени продвигалась неактивно: процесс шел медленно, потому что основная нагрузка по подготовке была возложена на школу", — рассказывает он. По его словам, при прошлом министре образования Майлис Репс были наконец-то сделаны определенные практические шаги: началась подготовка кадров и методических материалов для перехода на эстонский язык обучения.

"В общем, на ближайший год вопрос более-менее решен", — заверяет директор. Но переход продолжится, и уже наметились новые проблемы. Новиков убежден, что главная проблема, которая будет сопутствовать переходу русских школ на эстонский — это нехватка преподавателей. "Мы, например, решили вопрос с преподаванием истории и музыки на обоих языках, последнюю у нас уже преподают на эстонском силами учителей языкового поружения", — отметил директор Таллиннской Ляэнемереской гимназии.

Но Новиков отдает себе отчет в том, что в разных школах разная ситуация. "Правда, у всех школ есть ориентир и план перехода, но торможение может произойти из-за кадровых вопросов", — объясняет он. Директор не исключает, что по мере перехода русских школ на эстонский язык обучения многие учителя могут потерять свои рабочие места. Новиков говорит, что в прошлом году Таллинн устраивал курсы эстонского для местных русских учителей, которые собираются в будущем преподавать на государственном языке, и "те, кто хотел, уже прошли эти курсы". Но и сам директор признает, что для преподавания одного знания языка мало, да и не все учителя, особенно предпенсионного возраста, даже при желании смогут выучить госязык.

Главное: метод и кадры

"Сложно говорить о ситуации в целом по стране, но заметно, что с прошлого лета она стала меняться к лучшему", — комментирует положение в школах директор Таллиннского Линнамяэского русского лицея Сергей Гаранжа. Однако, по его словам, начинать подготовку к дате "Х" — к сентябрю 2007 — надо было раньше, подход оказался несколько запоздалым. "Фундамент уже заложен, теперь всё в большей степени зависит от школ и от того, как в школах преподают эстонский язык", — добавляет директор.

По его мнению, у успеха перехода русских школ на госязык есть две составляющие: методическая база и кадры, то есть наличие квалифицированных учителей эстонского и предметников, которые будут работать со своими русскими учениками уже на эстонском. Гаранжа уверен, что в этом случае до сих пор справедливо высказывание "Кадры решают все!". "Стоит вспомнить, что происходило, когда в русских школах стало обязательным преподавание эстонского: язык преподавали кто попало, случалось, что и ткачихи", — напоминает директор о том, что в переломные моменты всегда возникают проблемы с пресловутыми кадрами. К сожалению, и Гаранжа не исключает того, что многие учителя "за 50" будут вынуждены уйти со своих постов или попадут под сокращение по мере того, как школьная реформа будет набирать обороты.

Он справедливо отмечает, что "вдруг" ничего не появится, а нужно работать, "обкатывать методики", готовить учителей, приспособленных к новым условиям и мотивировать молодежь идти работать в школы. "Главное, чтобы "сверху" не бросили все на плечи директоров", — подытоживает Гаранжа.

Что говорят кадры…

Учителя русских школ неохотно говорят о своих радостях и горестях в связи с переходом, но если и говорят, то предпочитают оставаться анонимными. Так, преподавателя труда одной из таллиннских школ больше сейчас заботит судьба не коллег, но учеников. С одной стороны, она даже довольна переходом, потому что это позволит русским школьникам лучше понять культуру страны и выучить язык. Однако она, в частности, считает, что не стоит торопиться с "погружением". Родитель должен несколько раз подумать перед тем, как отправить ребенка в класс языкового погружения, где с первого дня преподают ряд предметов на госязыке. Главное не травмировать ребенка. "Так называемых "погруженцев" нужно тщательно отбирать и готовить", — предупреждает она.

Учитель английского языка другой столичной гимназии поведела нам, что пока переход ее волнует мало. "Меня как учителя иностранного языка это коснется в последнюю очередь, но многие историки и математики из-за незнания госязыка могут потерять свой хлеб", — объясняет наша собеседница. Она не представляет сейчас, где школы возьмут нужное количество эстоноговорящих учителей. О своей школе она, в частности, рассказала, что молодая эстонка преподает детям искусство, но все равно половину времени говорит с ними на русском, однако это тоже не вариант.

"Переход станет трагедией для учителей "старой закалки", для тех, кому за 50, и кто не может уже выучить эстонский, и мои знакомые коллеги уже планируют, куда бы пойти работать после сокращения", — добавляет преподаватель английского. Зато ученики, по ее словам, совсем не в шоке, они без истерики ждут 1 сентября.