Бывшему министру народонаселения Паулю-Ээрику Руммо принадлежат поэтические строки в фильме "Последняя реликвия": "Вражда, копящаяся исподволь, однажды взорвется". До сих пор дух протеста оставался в Северо-Восточной Эстонии на уровне молодежного бунта, и в ночь на 28 апреля его кульминацией в Йыхви стало битье окон. Призывы к забастовке, распространяемые по мобильным телефонам и обсуждаемые в узких кругах, не привели к ожидаемым результатам. Пока нет причины бояться, что они перерастут во что-то большее, чем просто разговоры и эмоции. Единственная сила, способная организовать более-менее масштабные простои в работе, — это местные профсоюзы. Однако руководитель Ида-Вируского отдела Центрального союза профсоюзов Эстонии Александр Старцев заверил "ДД", что до него не доходили сообщения о планируемых политических забастовках: "Люди здесь находятся в здравом рассудке".

Вокруг реликвии накаляются страсти

В каком-то смысле волнения, связанные с Бронзовым солдатом, выпали на крайне неподходящее время. Энергетики из Нарвы и Ида-Вирумаа уже довольно давно раздражены слишком низкими заработными платами. Некоторые источники, в числе которых также председатель Нарвского горсобрания Михаил Стальнухин, подтверждают, что 3-4 недели назад среди энергетиков обсуждалась возможная забастовка. Эта забастовка была бы связана с низкой оплатой труда, а не с политикой.

Люди, знакомые с жизнью и убеждениями энергетиков, утверждали в недавней передаче на Vikerraadio, что те, согласно своей рабочей этике, бастовать отправились бы последними. До сих пор они следовали простому принципу: с энергией не играют, в этом смысле ее действительно можно считать реликвией.

Во второй половине апреля на одном из собраний было принято общее обращение энергетиков Нарвской электростанции к работодателям. В нем говорилось, что средняя зарплата большинства работников электростанции значительно ниже зарплаты работников других предприятий энергетического сектора. "Работа на Нарвской электростанции перестала быть престижной. Талантливые и способные молодые люди больше не хотят связывать свое будущее с энергетикой. У теперешних работников уменьшается мотивация к работе в полную силу, потому что их работу не ценит руководство предприятий AS Narva Elektrijaamad Eesti Energia. Увеличилась текучесть кадров. Профсоюзы считают, что в создавшихся условиях текучесть будет все увеличиваться. Создастся опасность сбоев и аварий в работе электростанций", — говорилось в коллективном обращении.

Энергетики требуют повышения оплаты труда примерно на 40%. Работники предприятия Sillamäe Soojuselektrijaam, снабжающего тепловой энергией город и порт Силламяэ, в феврале обещали, что начнут создавать забастовочный комитет в случае, если руководство предприятия не согласится резко увеличить их зарплаты.

Все это случилось за несколько месяцев до недавних событий.

Некоторые источники уверяли "ДД", что опасность конфликта кроется в том, что возможна эксплуатация ситуации для вымогания заключения выгодных договоров о зарплате. Экономика и политика смешаются или же будут смешаны намеренно. Хотя, если подойти с другой стороны, было бы неплохо, если бы правительство, учитывая сложившуюся напряженную ситуацию, поскорее пошло навстречу требованиям энергетиков. Руководство энергетическими системами усложняет также и то обстоятельство, что в данный момент сменяется совет Eesti Energia и руководство его дочернего предприятия — Eesti Põlevkivi.

Будний день по ту и другую сторону реки

Энергетик и городской чиновник Антс Паулс говорит, что работниками "Нарвских электростанций" перенос Бронзового солдата осуждается. Но по его оценке, забастовок или других акций, способных нарушить повседневную жизнь, не предвидится. "Там сейчас не поддерживают действия властей", — сказал Паулс о ситуации на предприятии. "Но энергетики хорошо знают, каковы могут быть последствия возможной забастовки, и предпочитают пока что воздержаться от таких шагов". Паулс добавил, что, возможно, перенос монумента в другое место — на Военное кладбище на Фильтри теэ — позволило сбавить обороты и на нарвских предприятиях.

Вероятность забастовки может уменьшить и то обстоятельство, что "Нарвские электростанции" не зависят от конъюнктуры мирового рынка так же, как другое большое предприятие города — "Кренгольмская мануфактура". Поэтому работа на электростанции всегда гарантирует кусок хлеба. И хлеб этот терять никто не хочет ни при каких обстоятельствах. Кроме того, нарвитяне, в отличие от жителей Таллинна, каждый день видят жизнь по другую сторону реки Нарва и понимают, что плохая жизнь — понятие относительное. Член совета Eesti Energia Хейдо Витсур прокомментировал, что, так как ситуация на предприятии спокойная и изменений не предвидится, в совете не обсуждали предотвращения простоев в работе. Даже если некоторые блоки "Нарвских электростанций" прекратят работу, недостающую энергию всегда можно закупить в Литве, Латвии или Финляндии, и энергетики прекрасно это знают. Рейн Айдма, долгое время бывший старейшиной уезда Ида-Вирумаа, считает, что многое зависит от руководства "Нарвских электростанций" и предприятий, добывающих горючий сланец. Точнее, от того, насколько хорошего взаимопонимания с работниками удалось достичь. Ситуация точно такая же, как в 1990 году, когда над Эстонией нависла угроза забастовки.

На рынке мы — браться и сестры

Председатель Нарвского горсобрания и член правления Eesti Energia Михаил Стальнухин тоже оценил ситуацию в области энергетики как спокойную. Опасность он видит в другом. Например, он считает, что в городе нужно больше времени посвящать молодежи: "С ними нужно говорить и проводить разъяснительные работы. Наш город не должен страдать из-за того, что случилось в Таллинне". Со своей стороны городское правление организовало 3 мая молодежный концерт "Рок против вандализма".

Если забыть о беспорядках в Йыхви, то жители Ида-Вирумаа если и выражали свое мнение, то делали это тихо и сдержанно. Например, по данным "Нарвской газеты" ("НГ") маляры, ремонтирующие отель SPA в Нарва-Йыэсуу, нарисовали плакаты "Фашизм не пройдет", "Ансипа в отставку" и "Мы хотим жить и работать в демократической стране". Маляр Татьяна Лаврентьева назвала действия правительства, приведшие к массовым беспорядкам в Таллинне, провокационными, но добавила, что и вандалов нельзя оправдать. В то время, когда "НГ" беседовала с малярами, их начальство было вызвано на беседу с Полицией безопасности. И опять хочется процитировать процитировать вещие строки Пауля-Ээрика Руммо из "Последней реликвии" — "На рынке мы — братья и сестры".

Справка "ДД":

Традиционно май в Эстонии жаркий месяц

В последний раз народ в Эстонии подталкивали к политической забастовке 17 лет назад, весной 1990 года. Бастовало 72% работников Таллиннского Машиностроительного завода, и директор передал управление предприятием забастовочному комитету. На военном предприятии "Двигатель" бастовали 87% работников. На других предприятиях бастующих было меньше: где один из цехов, а где и вовсе отдельные работники. Из предприятий, входящих в состав Объединенной коллегии рабочих коллективов, от забастовки отказалась Эстонская Железная дорога.

Всего в забастовке приняли участие 12 предприятий (Päevaleht 22.05.1990). Забастовочный комитет дал пресс-конференцию, по данным которой к забастовке присоединились 27 эстонских предприятий. Было обещано, что политическая забастовка будет прекращена только соответствующим решением Советской власти и Комитета защиты прав граждан. Работники Балтийской и Эстонской тепловых электростанций направили правительству ультиматум о том, что в случае отсутствия снабжения продовольствием прекратится и подача электроэнергии Эстонии (Päevaleht 23.05.1990). 23 мая 1990 года забастовки были прекращены.