"Если ситуация не изменится, наш бизнес будет уничтожен", — говорит глава входящего в группу "Северстальтранс" AS Spacecom Олег Осиновский. Несколькими днями ранее транзитный миллионер Максим Ликсутов заявил, что он зол на эстонских политиков и намерен перевести головную контору Transgroup Invest из Эстонии в другую страну. "Деятельность эстонских политиков создает в последнее время много проблем, и я их деятельностью недоволен", — заявил он.

Миллион долларов убытков и штрафные санкции

С нового года у Spacecom простаивают 500 цистерн, убытки превышают миллион долларов. Осиновский признает, что работать было очень тяжело весь год.

"Сегодня мы реально стоим перед фактом, что завтра придется отправлять людей в отпуск и консервировать свою деятельность, — признает Осиновский. — Потому что грузов на май у нас нет совсем. Российские заводы полностью снимают свои объемы с Эстонии и переводят на Латвию и Финляндию".

Spacecom будет регистрироваться в Латвии, станет латвийской компанией. "Потому что "приписка" к эстонской дороге в России воспринимается как свастика, — не скрывает разочарования Осиновский. — Работать невозможно". В штате Spacecom числится 150 человек. Разной национальности. Большинство из них потеряют работу.

Осиновский предсказывает, что перевозок в скором времени не станет ни у Эстонской железной дороги (ЭЖД), ни у Таллиннского порта. "ЭЖД будет ждать банкротство, ее надо будет закрывать, — говорит он. — Таллиннский порт будет выживать на пассажирских перевозках, на туристах. Если, конечно, будут ездить сюда туристы".

Председатель правления турфирмы Estintour Александр Черепков, по его словам, с волнением сидит и ждет. В прошлую пятницу едущую через его фирму группу российских туристов сняли с поезда. Людям объяснили, что они представляют угрозу безопасности Эстонии, составили протоколы, погасили визы и развернули на родину.

"После этого у нас сняли свои заявки, отказались от поездки сразу четыре группы, — усталым голосом рассказывает Черепков. — С кем-то удалось договориться о снятии заказа мирно, а кое-кто нам выставил штрафные санкции". Основная деятельность Estintour связана с Россией. "В любом случае спад будет серьезный", — не обольщается надеждами Черепков.

Турбизнес с Россией он строил и раскручивал десять лет. Уже начали выходить за пределы Питера-Москвы, на Урал, в Сибирь. Теперь все это отправлено коту под хвост: "В конце прошлой недели мы собирались с таллиннскими властями, обсуждали, как проводить очередной новогодний проект, какие готовить рекламные проспекты для российского рынка"… Что теперь будет с традиционными ежегодными новогодними наплывами российского туриста — Черепкову тоже неизвестно. А ведь новогодние проекты — это миллионы. И для турфирмы это большущие деньги".

Удар по транзиту, интеграции и экономической безопасности

Транзитный бизнесмен, председатель совета Pakterminal Эндель Сифф считает вопрос об экономических санкциях и экономических последствиях неуместным. "Проблема номер один — процесс интеграции отброшен на много лет назад. Главное сейчас — восстановление мира и покоя в Эстонии. Все остальное — вторично", — заявил он. Сифф считает, что внедрение санкций не в интересах самой России, к тому же за годы независимости экономика Эстонии настолько диверсифицировалась, что влияние России резко снизилось.

На это бывший коллега Сиффа по Pakterminal, экс-министр и специалист по транзиту Райво Варе замечает, что действительно, влияние санкций со стороны России на экономику Эстонии было бы маргинальным. "Но есть бизнесмены и предприятия, которые пострадают, для которых санкции станут болезненными, — признает Варе. — Конечно, если транзит остановится, то конец и Эстонской железной дороге, модель которой у нас неправильно построена, так как основана только на транзите".

По словам Варе, потерпел удар и имидж Эстонии в глазах западных инвесторов: мы больше не то спокойное, безопасное государство. "А государственная безопасность и экономическая безопасность — два взаимосвязанных компонента, так что какая-то часть иностранного капитала может начать отток", — заключил эксперт.

Директор Союза портовых операторов Аго Тийман заявил, что события вокруг Бронзового солдата уже повлияли на потоки транзита. "Объемы упали, и будут падать. Прогнозировать ничего нельзя, но ясно, что негативное влияние будет ощутимо в самом ближайшем будущем, — осторожен на формулировки Тийман. — Россия настолько обезумела, что чиновникам и не надо командовать бизнесменами: те сами безо всяких приказов бойкотируют эстонские товары, сотрудничество с Эстонией".

Тийман предрекает ЭЖД и Таллиннскому порту большие убытки. А это уже удар по государственному бюджету. Таллиннский порт, к примеру, ежегодно приносит в казну около 400 миллионов крон.

Минэкономики: мы пойдем другим путем

В Министерстве экономики и коммуникаций считают, что скептические замечания насчет будущего железной дороги — удел тех, кто склонен переоценивать значимость России. "По Эстонской железной дороге идет товар и из других стран: Латвии, Литвы, Белоруссии", — сообщила пресс-секретарь министерства Ану Мыйстлик. По заявлению министерства, если грузопотоки уменьшатся, останутся несделанными многие необходимые сейчас инвестиции в инфраструктуру: эти недополученные доходы и нерастраченные на инвестиции средства, по версии чиновников, должны уравновесить друг друга.

Что касается транзита как такового, то, по данным министерства, он составляет менее 10 процентов от ВВП. Из чего делается вывод, что от закрытия транзитных потоков Россия и ее бизнес пострадают сильнее, чем эстонская экономика, потому что российские бизнесмены зарабатывают на транзите в несколько раз больше, чем эстонские.

"К тому же Эстония планирует менять структуру транзита, чтобы уменьшить в нем долю жидкого горючего, а значит, и долю России, — добавила Мыйстлик. — Когда транзит жидкого топлива исчезнет, не нужно будет делать и больших инвестиций в выполнение экологических норм". Россия является сейчас крупнейшим партнером Эстонии в секторе транзита, но в министерстве видят другие перспективные направления: Белоруссия, Украина, северо-южное направление с началом в Финляндии, морские перевозки для рынков Азии.

А санкции и не нужны

"Отдельно от ЕС применить какие-то санкции к Эстонии невозможно, — говорит аналитик Hansapank Марис Лаури. — Другое дело неофициальные ограничения, но даже если и они стали слишком обширными, вмешался бы Брюссель". Лаури считает, что от санкций пострадали бы в первую очередь российские бизнесмены и местные русские. "Доходы от транзита идут в карман российским бизнесменам, а не в госбюджет Эстонии", — говорит она.

Не верят в реальность санкций, пожалуй, и в самой России. Во всяком случае, возглавлявший во время визита в Эстонию делегацию Госдумы депутат Николай Ковалев осторожно сообщил, что "решение по этому вопросу будет принято после тщательного взвешивания последствий, прежде всего, для проживающих в Эстонии граждан России". "Моя личная позиция — нет, санкции не нужны. Это не очень эффективный способ решения сложившейся ситуации", — добавил он.

Члены делегации отметили, что можно было бы придумать такой вид санкций, который не сильно ударил бы по местному русскоязычному населению: например, перекрыть транзит автомобилей через Эстонию в Россию из других стран ЕС. Но все равно санкции — неэффективны. Поскольку весь товарооборот между Эстонией и Россией в 2006 году составлял всего 300 миллионов долларов. А от ЕС в тот же год Эстония получала по 3,7 кроны финансовой помощи в обмен на каждую вложенную в евробюджет крону (в следующем году эта сумма составит более 5,5 кроны). В общей сложности речь идет о миллиардах.

"А санкции и не нужны. Если какой-то предприниматель решит, что он не хочет иметь дела с Эстонией, он не будет иметь с ней дела", — говорит на это все Олег Осиновский, за год на собственном опыте досконально прочувствовавший степень натянутости отношений России и Эстонии.