Второе чтение законопроекта комиссия предлагает провести во вторник. Третье чтение, по всей вероятности, пройдет в четверг.

Берег левый, берег правый

Напомним, что проект Закона о сносе запрещенных сооружений в последнее время претерпел много изменений. В конце января социал-демократы, народники и центристы, воспользовавшись отсутствием в зале большинства правых, практически провалили второе чтение. А центристам даже удалось внести в проект две важные поправки, согласно которым закон вступил бы в силу лишь 1 января 2008 года и касался бы только сооружений, воздвигнутых после вступления закона в силу.

После этого лидеры объединенных лааровцев потребовали от премьер-министра Андруса Ансипа ужесточить закон с тем, чтобы он все-таки позволил убрать с Тынисмяги Бронзового солдата, причем уже через 10 дней после того, как закон будет подписан президентом.

По нашим данным, поначалу Ансип решил показать себя еще более "крутым", чем лааровцы, и реформисты предложили, чтобы закон начал действовать сразу же. Однако в последний момент правые передумали и вчера провели другую поправку: закон должен вступить в силу через 30 дней после подписания президентом.

Дружба дружбой, а избиратели врозь

Последняя поправка оказалась во многом неожиданной. Напомним, что до последнего времени Ансип и его сторонники призывали убрать монумент еще до выборов, и намерение ускорить вступление закона в силу вполне соответствовало этим планам. Срок в 30 дней убрать Солдата до выборов не позволит.

Однако, похоже, на пути правых появились некоторые препятствия. Одним из них, очевидно, послужила неуверенность лааровцев в своих союзниках. Напомним, что недавно сопредседатель объединенной партии Тынис Луукас выражал сомнение в том, что после выборов у реформистов останется желание воевать с памятниками. Лишив Ансипа возможности убрать Солдата до выборов, лааровцы как минимум не дали ему пропиарить себя среди наиболее национально-озабоченной части избирателей. Тех самых, которые до сих по традиции голосовали за Союз Отечества.

Как говорится, дружба дружбой, а избиратели врозь.

Недопустимые политические игры

Депутат от социал-демократов Пеэтер Крейцберг считает стремление правых во что бы то ни стало принять закон до выборов недопустимой политической игрой. По мнению Крейцберга, проблема памятника на Тынисмяги создана искусственно и с единственной целью: помочь определенным политическим силам собрать больше голосов.

"Нельзя играть с такими серьезными вещами, потому что последствия окажутся необратимыми, считает депутат. — Я сомневаюсь, что прольется кровь, но в любом случае результатом станет очень серьезный раскол между эстонцами и русскими".

"У нас есть гораздо более серьезные проблемы. 38 процентов детей голодают, и это гораздо важнее Бронзового солдата", — подытожил он.

Министр не тот, отдадим полицейским

Депутат от центристов Эвелин Сепп обратила внимание на то, что одна из новых поправок передает право приказа о переносе памятников от министра внутренних дел полицейскому префекту.

"Естественно, центрист Калле Лаанет никогда не отдал бы такого приказа, — пояснила Сепп. — Зато теперь несчастную полицию втягивают в политические игры".

Сепп считает, что, несмотря на все усилия правых, снести Бронзового солдата не удастся.

"Это закон противоречит Конституции, о чем уже говорил канцлер права, с исполнением этого закона будет слишком много проблем, и, наконец, он вызовет в обществе слишком сильно эмоциональное напряжение, — объяснила она свою уверенность. — Поэтому, даже если закон будет принят, я думаю, что его не подпишет президент".

На вопрос о том, что намерена предпринять Центристская партия, если закон все же будет подписан, Сепп ответила, что в этом случае партия продолжит делать все, чтобы война с памятниками не стала реальностью.

"Говорить о наших планах более подробно до того, как закон вступил в силу, было бы спекуляцией", — завершила она разговор.

А собор-то русский царь строил!

Кто знает, если удобный для правых партий закон вступит силу, не взбредет ли в голову очередному префекту полиции убрать с Тоомпеа Собор Александра Невского? Как-никак он был построен русским царем, да и стоит прямо напротив средоточия нашей законодательной власти.