Две последние недели правительство решало, как быть. Принципиальный курс на возвращение Эстонской железной дороги (ЭЖД) государству был взят еще в начале года, когда правительство пришло к выводу, что BRS не выполнил условия приватизации: сделанные инвестиции оказались недостаточными. Однако моментально решить вопрос "деприватизации" железной дороги не удалось: BRS не только запросил три миллиарда крон, но и начал переговоры с другими потенциальными покупателями.

Особенно страну напугал интерес концерна "Промышленные инвесторы" и визит его руководителя, бывшего "нефтеминистра" России, Сергея Генералова. Стратегический объект в собственность россиян? Встал даже вопрос о государственной безопасности. Не без участия Полиции безопасности. Вторым кандидатом оказался более приемлемый для правительства немецкий концерн Deutsche Bahn, но именно после активизации "Проминвесторов" правительство объявило о желании вернуть железную дорогу в госсобственность.

Политическая ошибка ценой в миллиард

Но до сих пор никакие переговоры так ничем и не закончились. Хотя ими время от времени BRS пугает нерешительное правительство: дескать, не вы, так другие. Вот и на этот раз, когда тема выкупа ЭЖД вновь зазвучала после того, как государство не приняло очередной бизнес-план концерна, представитель BRS Юри Кяо на всякий случай напомнил: мы ведем переговоры с двумя заинтересованными покупателями… Имен не назвал.

Непонятно только, зачем частному капиталу расставаться с частью оного, когда даже государство признало заломленную цену завышенной практически в два раза? Если правительство еще и может пойти на экономически невыгодную сделку ради иных интересов государства, то бизнес все-таки работает по законам экономики.

Правда, после приезда Генералова член правления Эдвард Буркхардт заявил, что эстонское правительство пляшет под дудку крупнейшего конкурента "Проминвесторов" — "Северстальтранса", председатель правления которого, Андрей Филатов, якобы сам советовал Буркхардту продать акции государству. "Северстальтранс", по версии Буркхардта, хочет пользоваться железной дорогой по особым (нерыночным) ценам и вовсе не заинтересован в укреплении здесь "Проминвесторов".

В любом случае, визит Генералова мог в качестве чисто театрального эффекта подстегнуть нерешительное правительство, оценивающее объект продажи не в три, а в 1,7 миллиарда крон, поскольку теперь имелось обоснование. Недаром центристы уже сделали заявление о том, что государство может пойти на уступки собственнику, заплатив куда большую цену. И оправдать сию расточительность в глазах народа весьма легко как раз соображениями госбезопасности.

"Продажа ЭЖД была политической ошибкой, так что та разница между суммой продажи и суммой выкупа, которую государству придется заплатить, и есть цена ошибки, — заявил председатель фракции центристов Рийгикогу Айн Сеппик. — И быстрое исправление ошибки в любом случае будет дешевле, чем затягивание или отказ от решения". А советник министра экономики Хейдо Витсур добавил: "Мы не можем позволить себе годами судиться, если не удастся полюбовно договориться с собственником, поэтому государство может пойти на уступки". Деньги предлагается взять из излишков бюджета, доходы которого на данный момент превышают расходы на 3,7 миллиарда крон. К концу года перевес, по прогнозу Минфина, достигнет шести миллиардов.

Сейчас разногласия о сумме возможной сделки несколько сгладились. Последние цифры, которые назывались вслух: 2,5 миллиарда — предложение со стороны BRS и 2,1 миллиарда — со стороны государства. В прошлую среду государство получило конкретное предложение от BRS как по цене, так и по прочим условиям.

ЭЖД как политическое оружие Цену обнародовать Юри Кяо не пожелал, но заметил: "В любом случае это не дорого. Цена все же низкая". BRS ждет до 6 октября. По его словам, реакция правительства покажет, реально ли желание государства выкупить ЭЖД, или все это шум, используемый в политических целях. "На словах правительство постоянно заверяло, что хочет купить, но до дела так и не доходило, — сказал Кяо. — Не исключено, что это положение продлится до весенних выборов".

Это еще одна версия того, почему до сих пор так много слов и так мало дела. Кому-то выгодно затягивать процесс. Например, Эдгару Сависаару, министру экономики и коммуникаций. Во-первых, именно он встречался с "великим и ужасным" Генераловым, и только ему известно, о чем они говорили. Но это лирика, ведь только ленивый не склонял имя Сависаара в контексте Москвы. Куда интереснее домыслы о том, что Сависаар при помощи ситуации вокруг железной дороги уже сейчас ведет предвыборную войну против своих политических конкурентов и партнеров по коалиции.

ЭЖД была продана пять лет назад за миллиард крон (66 процентов акций). В 2001 году страной управляло правительство Марта Лаара, в которое помимо Исамаалийт входили умеренные и реформисты. Затягивая продажу и время от времени (как уже и происходит полгода) обостряя ситуацию вокруг BRS, Сависаар имеет возможность очень ловко по мере необходимости подсыпать перца всем своим "коллегам".

В первую очередь, реформистам, разлад с которыми после пакта Рейльяна-Сависаара, все более очевиден, хотя если вспомнить прошлое, то на реформистов зуб у железного (что та дорога) Эдгара вырос еще во времена его мэрства в Таллинне). Во вторую очередь, ЭЖД — хороший укол для новообразования Союз Отечества и Res Publica, в котором единственным козырем на выборах может быть не Яак Аавиксоо, и даже не Тынис Лукас, а только Март Лаар.

Ну и, наконец, на всякий случай хорошо иметь козырь и против социал-демократов, которые выросли как раз из умеренных. Кто был министром экономики тогда? Правильно — умеренные (сначала Пярноя, затем Хололей). А потом наступит март, и Сависаар вдруг, только одними своими стараниями, решит проблему, и, вооружившись этим, пойдет собирать голоса. И войдет в историю как министр, вернувший стратегический объект народу.

Правительство хочет консенсуса

Формально решение о выкупе ЭЖД по предложению правительства должно принимать Рийгикогу. Но мы же все помним, как голосовал парламент на президентских выборах. А чего Эдгар захочет, тому Виллу противиться не будет.

Чего же тогда решает правительство на своих четверговых бдениях? Решает вопрос: как? Просто прекратить договор о приватизации, обосновав невыполнением обязательств по инвестициям и выплатив предусмотренные договором "отступные"? Прекратить договор по обоюдному согласию? Или просто выкупить 66-процентный пакет акций у BRS?

Премьер-министр Ансип после кабинетных прений на прошлой неделе заявил, что ЭЖД должна быть собственностью государства. Но, несмотря на то, что BRS условия договора о приватизации не выполнил, правительство хочет консенсуса. "Вряд ли суд нам поможет лучше договориться", — считает Ансип. Он добавил также, что предложение от BRS поступило, конечно, конкретное, но окончательным его считать нельзя: оформлено не должным образом. Потому и правительство пока о суммах не желает говорить.

Но Эдгар Сависаар уже готовит общественность к тому, что платить придется — мама, не горюй. "Вряд ли ЭЖД удастся получить назад дешевле, чем она была куплена BRS. Исправление ошибок — всегда дорогое удовольствие", — заметил министр экономики после совещания. Следующее было намечено на минувший четверг.