Далеко не секрет, что наркомания в нашей стране имеет юное лицо. Места ее концентрации в Таллинне — Пыхья-Таллинн, Ласнямяэ, детские дома.

 — Наши наркоманы очень молодые — средняя возрастная группа потребляющих героин — 12-25 лет, — отметил Юрий Каликов, директор "СПИД-центра информации и поддержки", расположенного по адресу Копли, 32. — Если на Западе к потреблению героина приходят постепенно к 35-45 годам, то у нас многие подростки начинают именно с этого наркотика, не имея переходного периода, неких последовательных ступеней отбора наркотиков. Также в этой возрастной группе имеется большой процент потребления внутривенно такого более дешевого наркотика, как амфетамин. И это на самом деле ужасает, потому что лишь за небольшой промежуток времени, год-два, происходит очень сильная деградация организма человека, особенно пагубно его применение сказывается на детях и женщинах.


Длительная реабилитация

Более пяти лет по всей Эстонии действует единая сеть оказания помощи наркозависимым детям, к работе в которой привлечены работники Союза защиты детей, специалисты по защите детей из горуправ, комиссия по делам несовершеннолетних, молодежная полиция, специалисты Таллиннской детской больницы и Детского центра помощи. За 2005/2006 учебный год только через специалистов по защите детей Пыхья-Таллиннской управы части города и Комиссией по делам несовершеннолетних в Таллиннскую детскую больницу на лечение, от наркозависимости в том числе, были направлены 16 детей и в Таллиннский детский центр помощи — 20.

По словам Еве Пыллу, психиатра отделения лечения зависимости Таллиннской детской больницы, основной возраст их пациентов — 13-16 лет, а стаж потребления наркотиков, в особенности амфетамина, варьируется от двух до трех лет, что требует серьезного лечения.

Заместительное лечение наркоманов метадоном в Таллинне, финансируемое как государством, так и городом, и международным фондом Global Fund, по закону разрешено лишь лицам старше 18 лет, медикаментозное лечение детей от наркозависимости в Эстонии не практикуется.

 — В Таллиннской детской больнице в отделении лечения зависимости специалисты занимаются не только несовершеннолетними наркоманами, но и детьми, относящимися к группе риска, теми, у кого есть нарушения в поведения, на фоне которых и возникает наркомания, — прокомментировала медик Мэрике Мартинсон, вице-мэр города. — Самого же направленного лечения от зависимости у нас нет.

К нарушениям в поведении относится потребление алкоголя, курение, собственно проблемное поведение. Ежегодно Таллиннская детская больница принимает около 100 подобных пациентов, при том, что количество мест строго ограничено — всего четыре на весь Таллинн, а в лечебные группы, по словам Еве Пыллу, по возможности подбираются дети с одной проблемой, в результате чего время от времени очередь выстраивается на несколько месяцев вперед.

Несколько лет назад при Таллиннской детской больнице действовал пилотный проект — амбулаторное лечение детей-наркоманов бупренорфином, или иначе субутексом, который финансировался Таллиннской городской управой. Проработав всего год, он был закрыт, что, по мнению Юрия Каликова, директора центра на Копли, 32, было безответственным шагом — проект реально приносил свои плоды и действительно помогал молодым людям.

 — Просто закрыть глаза на проблему и забыть о ней — это абсолютно не правильно, — отметил директор "СПИД Центра информации и поддержки".

 — Основная часть целевой группы, которой предлагалась данная возможность, представляла юношей в возрасте 20-22 лет, — ответила госпожа Мартинсон, — а это уже далеко не дети, самих детей как раз-то и не было. Безусловно, большим плюсом данной программы было то, что пациенты за короткое время восстанавливались, снова шли учиться, у них присутствовала высокая мотивация изменить себя. Однако в ходе этой программы возникли подозрения, что это лекарство продают. Больничная касса не поддержала идею продолжения проекта, а город счел, что контингент, нуждающийся в заместительном лечении, слишком маленький, а лекарство очень дорогое.

На данный момент лечение бупренорфином планируется применять для лечения беременных наркоманок, так как, согласно статистике, каждый год в Эстонии рождается примерно 90 детей-наркоманов. Лечение же бупренорфином от наркозависимости лиц младше 18 лет, по словам Лийны Лаастик, руководителя по связям с общественностью Института развития здоровья, могут проводить с согласия родителей все психиатрические больницы, имеющие лицензию на оказание услуг по психиатрии, безусловно, не бесплатно.

 — И все-таки самое главное при лечении детей-наркоманов — это длительная реабилитация, — отметила Агнесс Таро, психолог отделения психиатрии при Таллиннской детской больнице, где количество мест и время пребывания также ограничены, что абсолютно неверно (Таллиннский детский центр помощи рассчитан на 30 мест, продолжительность реабилитации в среднем полгода — прим. ред.). За одну-две недели ребенка нельзя избавить от зависимости — это утопия. Возвращаясь в свою среду, он просто снова начинает принимать наркотики.

 — Конечно, тех мест, которые имеются в детской больнице и приюте недостаточно, — согласилась Мэрике Мартинсон, вице-мэр Таллинна, — поэтому в следующем году мы планируем создать в Детском центре помощи дополнительно еще 20 мест и увеличить время пребывания в его стенах. При Таллиннской детской больнице же планируется организовать Центр духовного здоровья — поликлинику для детей группы риска и консультацию — на 28 мест, 20 из которых будут предназначены для оказания помощи детям с психическими расстройствами и 8 для лечения от наркозависимости. В этот центр смогут приезжать люди со всей Северной Эстонии, опять же продлится и время пребывания. На все это Европейским фондом предусмотрено 50 млн. крон.


Система работы "на случай"

Казалось бы, сеть налажена, система работает и приносит какие-никакие плоды: и планы на будущее строятся, и средства изыскиваются, но при всем при этом всегда есть одно слабое звено…

 — Наш филиал "СПИД Центра информации и поддержки", пункт обмена шприцов на Эрика, 5а, иногда посещают дети, бывает, что в возрасте от 9 до 16 лет, — прокомментировал Юрий Каликов. — С приходом ребенка возникает сразу ряд проблем. Первая, и, пожалуй, самая тяжелая — моральная проблема для работников филиала — если не обменять шприц, то этот ребенок пойдет и "ширнется" использованным еще десятерыми сверстниками и в свои юные годы может получить ВИЧ. В этом случае лучше, конечно, шприц дать. Ну а если представить, что это твой ребенок?

Второй же момент — что делать с такими посетителями? Сейчас у нас только один выход — дать карточку клиента нашего центра и отпустить до следующего появления. У нас, к сожалению, система работы "на случай" находится в зачаточном состоянии, нет четкой, слаженной работы с детскими социальными работниками, нет специализированных учреждений, чтобы решить эту проблему. А хватать этих наркоманов за руку и вызывать полицию мы не можем — к нам больше никто и никогда не придет, нам не будут верить, и вся многолетняя работа пойдет насмарку!

 — Это ужасно, что этими детьми никто не занимается — их не берут на учет и не направляют на лечение или реабилитацию, данная группа наркоманов просто оказалась вне поля зрения и предоставлена сама себе, — прокомментировала жалобы работников центра вице-мэр города. — Закон о защите детей предусматривает вмешательство взрослых, если ребенок своим поведением вредит своему здоровью и ставит под угрозу жизнь. О подобных происшествиях следует информировать специалистов и направлять этих детей в Таллиннскую детскую больницу на анализы и дальше по общей сети оказания помощи несовершеннолетним.

 — Очень грустно, конечно, что детей вовлекают в наркоманию такие же дети, только чуть постарше, — отмечает работник пункта обмена шприцов на Эрика, 5а, пожелавший сохранить свою анонимность. — Мы по возможности беседуем с каждым из них, рассказываем о существующих возможностях лечения, где можно получить помощь, но… Иногда они приходят группой 5-6 человек по 12-14 лет, на месяц исчезают, потом могут снова появиться на день-два и опять исчезают — то ли денег нет, то ли кто-то старше пытается вовлечь, посадить на иглу; в единичных случаях, может, пришли за компанию.

 — Обмен шприцов несовершеннолетними лицами — это относительно новое явление, которое не наблюдалось в предыдущие годы, но все-таки это знак, на который следует немедленно реагировать, — говорит Март-Пеэтер Эррс, руководитель отдела социальной опеки Пыхья-Таллиннской управы части города. — Здесь необходимо обсуждение, как помочь этим детям и при этом не нарушить принципов работы пункта обмена шприцов — анонимность и обращение за помощью, лечением, только по собственному желанию.

Вопрос детей-наркоманов очень серьезный и на данный момент единого его решения нет. Обсуждение возможностей выхода из сложившейся ситуации, к участию в котором приглашены представители "СПИД Центра информации и поддержки", Союза защиты детей, Таллиннской детской больницы и Таллиннского детского центра помощи, назначено, по словам Мэрике Мартинсон, на 8 сентября и будет проходить в Таллиннском центре семьи, по адресу Асула, 11.


Послесловие

Здесь нельзя не отметить, что подобные прорехи в системе присутствуют и в работе со взрослыми наркоманами. Безусловно, можно возразить: "Кого вы ставите на одни весы?", однако длительная реабилитация наркоманов со стажем, а также лечение уже на ранней стадии ВИЧ-позитивных наркоманов, особенно беременных женщин, — это залог благополучия и спокойствия всего нашего общества, способ остановить распространение эпидемии СПИДа, рост преступности, снизить смертность и сохранить здоровый генофонд.

Наркозависимость — это не проблема одного конкретного человека, это наша общая беда и здесь следует не только специалистам продолжать и расширять работу, особенно по оказанию помощи детям-наркоманам, но и всему обществу всячески ей содействовать, изыскивая средства и проявляя терпимость.