Вывод из Таллинна опасных грузов упирается сегодня в разработку всевозможных законов и поправок к ним. К сожалению, дело не доходит даже до самых простых решений. Так, Таллиннское горсобрание обратилось к правительству с предложением ограничить в соответствии с Законом о химикатах деятельность расположенной на Пальяссаре фирмы по перевозке взрывоопасных удобрений. Однако правительство не посчитало это нужным. Прецедент, таким образом, не был создан, поскольку в этом усматривается ограничение свободы предпринимательства.

Таллиннская мэрия, можно сказать, завалила правительство предложениями инициировать законопроекты, ограничивающие опасные перевозки. Но с момента разработки поправок до их обсуждения в парламенте и внесения в законы проходят месяцы и даже годы. Между тем, жители многих столичных районов живут буквально на пороховой бочке или на худой конец рядом с ней.

Удобрения как они есть

Одним из самых больших источников опасности в Таллинне наряду с бензином и дизельным топливом является транспортировка и транзит нитрата аммония — аммиачной селитры. Это очень взрывоопасное вещество, любой химик-любитель запросто изготовит из него бомбу. Аммиачная селитра не раз становилась причиной всевозможных несчастий (см. Справку). Перевозку нитрата аммония в Таллинне осуществляет KS Stivideerimise AS, относящееся к категории В, т. е. к предприятиям-источникам повышенной опасности. На складе этой действующей на Пальяссаре, 28, т.е. в Пальяссаареском порту фирмы одновременно находится около 4000 тонн аммиачной селитры. По подсчетам спасателей, если вся эта селитра взорвется, взрыв уничтожит все в радиусе пяти километров. Железнодорожные цистерны с аммиачной селитрой, следующие через Пыхья-Таллинн, также считаются крайне серьезным источником опасности.

Мэрия, как утверждает исполнительный директор KS Stivideerimise AS Мати Роозиоя, рисует картину слишком черными красками: "Недавно анализировались риски со стороны нашей фирмы, то особой опасности они не подтвердили. А в 2005 году заговорили о повышенной опасности, это притом, что объемы грузоперевозок существенно не увеличились".

Когда вся острота проблемы направляется против одной фирмы, нарушается принцип равного обращения, считает Роозиоя. Основной поток минеральных удобрений идет вовсе не через Пальяссааре через KS Stivideerimise AS, а через порт Палдиски по заказу фирмы Palsteve. Не говоря уже о предприятии DBT в Мууга, также перевозящем значительные объемы. В фирме KS Stivideerimise AS трудятся 200 человек, и в случае, если горсобранию удастся настоять на своем, они останутся без работы.

Природа не терпит пустоты

По словам вице-мэра Ольги Сытник, комиссия по окружающей среде все же намерена направить правительству республики еще одно обращение и выказать озабоченность в связи с вероятным возникновением опасной ситуации в одном из густонаселенных районов. Скорее всего, это очередное обращение не принесет никакого результата. На предыдущее обращение правительство холодно ответило, что не видит причин для ограничения деятельности KS Stivideerimise AS и наложения вето на перевозку аммиачной селитры.

В то же время, как считает Сытник, закрытие одного предприятия не принесет в конечном итоге особого результата. "Сегодня мы запретим деятельность одного предприятия, а завтра другое займется тем же самым", — сказала Сытник. По ее мнению, необходимо разработать правила, которые бы в принципе запретили опасную деятельность в непосредственной близости от жилых районов. Исполнительный директор KS Stivideerimise AS Роозиоя согласился с тем, что фирма может продолжить заниматься привычной деятельностью и под другим названием.

То обстоятельство, что в Эстонии до сих пор нет единых законов, касающихся перевозки опасных железнодорожных грузов, только усложняет дело. Те законы, которые имеются, к сожалению, несовершенны и не соответствуют действующим в Европе требованиям. Частично перевозка опасных грузов по железной дороге регулируется заключенным между бывшими союзными республиками Соглашением о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС), которые, несмотря на то, что формально они действует, никто всерьез не воспринимает.

Необходимо внести дополнения хотя бы в Закон о химикатах, чтобы на основании его ограничить или запретить в жилых районах опасную деятельность, которая может стать причиной крупного несчастья. Самое ужасное, что самоуправления, по сути, не имеют возможности вмешиваться в этот вопрос, если не считать рассылку всевозможных писем и обращений. Как сказано в подписанном председателем Таллиннского горсобрания Тоомасом Витсутом обращении к правительству, потребность подготовить и принять правовой акт, регулирующий на территории Эстонской Республики перевозку опасных железнодорожных грузов, очевидна.

Палдиский транзит

Полностью исключить опасность невозможно, даже если будут приняты необходимые законы и разработаны соответствующие правила. Так, в Англии законы обеспечивают, по мнению специалистов, одну из лучших в Европе систем безопасного обращения с химикатами. Но, несмотря на строгие предписания и постоянный контроль, за их выполнением 11 декабря 2005 года на территории нефтехранилища "Бансфилд" произошла серия взрывов.

Как показал анализ таллиннских рисков, несчастья, подобному тому, который случился в "Бансфилде", скорее всего не произойдет, но нельзя исключать, например, большого пожара с тяжкими последствиями в гавани Хундипеа, расположенной рядом с жилым районом у Минной гавани. Нужно быть готовым и к масштабному загрязнению в заливе Пальяссааре. Довольно опасными являются товарные станции в уже упоминавшихся Копли и Юлемисте.

Как показывает анализ рисков железнодорожных станций, охваченные огнем цистерны с бензином, скорее всего, взорвутся не разом. Но если на товарной станции рядом будет стоять много цистерн с бензином и аммиачной селитрой, то взрыв даже одной из них может привести к катастрофе.

В основном опасные грузы через Таллинн перевозят следующие предприятия: AS Scantrans (дизельное топливо через гавань Хундипеа), KS Stivideerimise AS (аммиачная селитра через порт Пальяссааре) и AS Dekoil (мазут через Русско-Балтийский порт). Кроме них есть еще предприятия, расположенные не в столице, но провозящие через нее грузы. Так, AS Alexela доставляет через Таллинн в Южный порт Палдиски бензин и нефть-сырец, а уже упоминавшаяся фирма AS Palsteve — нитрат аммония в Северный порт Палдиски. Кроме того, есть еще AS Propaan в Ласнамяэ, которая занимается сжиженным пропаном.

Среди факторов риска отдельно стоят устаревшие автозаправочные станции с наземными, а не подземными емкостями. В Таллинне их, по меньшей мере, семь штук: на бульваре Регати, на улицах Сыле, Теэстузе, Паавли, Нылва, на Палдиском и Пярнуском шоссе. Правда, две из них, АЗС Лукойла на улице Сыле и дорожного РСУ на Пярнуском шоссе к концу года должны прекратить свою деятельность.

Вторая пороховая бочка

Во второй половине 2004–начале 2005 года казалось, что наступил перелом, и перевозка опасных грузов через Таллинн сокращается. На станции Копли-товарная, на сортировочной горке Юлемисте прекратили сортировку вагонов с опасными химикатами, сортировать вагоны стали на локомотивах, что гораздо безопаснее. Кроме того, Эстонская железная дорога обещала оградить станцию Юлемисте приличным забором.

В конце 2005 года ситуация изменилась, и на станциях Копли и Юлемисте все больше стало появляться вагонов с опасными грузами. AS Paldiski Terminaal увеличил транзит опасных химикатов. Выросли объемы грузоперевозок аммиачной селитры фирмой Palsteve. За девять месяцев 2005 года через станцию Копли-товарная перевезли 43700 тонн аммиачной селитры, в среднем 4800 тонн в месяц. По оценке специалистов, если и впредь законы будут такими же беззубыми, в ближайшие годы объемы перевозок опасных грузов могут вырасти в пять раз. Как известно, в транзите крутятся большие деньги, а политиков спонсируют не только за дела, но и за бездействие. Никто, наверное, не возьмется предугадать, насколько затянувшаяся продажа акций Эстонской железной дороги повлияет на вывод опасных грузов из Таллинна. Сейчас у владельцев большей части акций нет никакого стимула делать для предприятия чуть больше того, что необходимо для удержания предприятия на плаву. Но когда через много лет в Таллинне построят, наконец, долгожданные железнодорожные объездные пути, в пороховую бочку превратится город Палдиски.

Опасно только ночью

Единственное, что городские и государственные власти сумели сделать для таллиннцев, это несколько ограничить в часы пик перевозку опасных грузов. С 1 января с 7 до 9 и с 17 до 19 часов запрещено движение по городу автотранспорта, перевозящего бензин, дизельное топливо, пропан, диметилэтил, аммиачной селитры и пр. Кроме того, население просвещают с помощью карточки (см. иллюстрацию), на которой указаны имеющие отношения к опасным грузам предприятия и возможные границы загрязнений в случае ЧП, Там же можно прочитать, как нужно действовать, когда услышишь ревун, т.е. сирену. Интересно, почему составители этого пособия не указали где стоят цистерны с аммиачной селитрой? Как считает вице-мэр Сытник, пользы от этого не будет никакой, поскольку в случае химической опасности население все равно не успеет ничего предпринять. "Если рванет, то времени на то, чтобы включить ревун, уже не будет. Надо будет немедленно устранять последствия", — сказала она.

Справка

Около 10 утра 22 апреля 2004 года в северокорейском городе Рончхон столкнулись два железнодорожных грузовых состава. Один вез топливо или сжиженный газ, другой — взрывоопасную аммиачную селитру. На месте взрыва образовалась воронка глубиной 15 метров. В радиусе 500 метров не осталось ничего, на расстоянии 1500 метров взрыв сровнял все с землей, серьезные разрушения были на расстоянии 2000 метров от эпицентра. Взрыв превратил в развалины 1850 жилых домов, 6300 были повреждены. Без крова остались 8000 человек. 12 общественных зданий, в том числе школа, оказались разрушены. В результате взрыва погибли 154 человека, половина из них (76) — школьники, находившиеся на занятиях. Около 1300 человек получили ранения.