Одна маленькая новость

На минувшей неделе на портале "Дельфи" была размещена информация о том, что Россия собирается вернуть на свою территорию 25 миллионов соотечественников из бывших советских республик. Новость была дана и в русском, и в эстонском варианте. Вызвала она шквал эмоций и с обеих сторон. Но если неэстонцы рассуждали в основном на тему "ехать — не ехать" и "кому мы там нужны", то эстонский "Дельфи" кишел радостными покрикиваниями на тему "Урррра! Русские уедут!" и "Чемодан, вокзал, Россия, да не забудьте своего бронзового солдата!". Предлагалось также забрать с собой Эдгара Cависаара, его-де ждут в Москве. Особо несознательные разражались комментариями типа "Тиблы, гоу хоум!". Справедливости ради, отметим, что и в русских комментариях находились перлы наподобие "Мы уедем, и поганая Эстония без нас, наконец, загнется".

Конечно, и там и там находились люди, которые не плевали ядом, а вполне разумно замечали, мол, русским и здесь неплохо живется. Один эстонский автор так и написал: "Зачем вам (русским) отсюда уезжать? Мы с вами живем в одном ритме, в одной стране. Что вы забыли в этой России?" Однако таких были единицы. В общем, перед читателями "Дельфи" сложилась картина страны, в которой национальные общины, мягко говоря, недолюбливают друг друга.

"Считаю, что подобные комментарии в некоторой степени отражают общественные настроения", — говорит главный редактор русскоязычного "Дельфи" Игорь Кулдмаа, по мнению которого портал — это срез общества, но не полный, поскольку не все имеют возможность высказаться в Интернете.

"Дельфи" сегодня стал кухней, где собираются люди и обсуждают важные проблемы", — говорит главный редактор. Он считает, что негативные комментарии и с той и с другой стороны показывают, что так называемые процессы интеграции или зашли в тупик, или ни к чему не привели, а скорее всего, привели к обратному эффекту, считает Кулдмаа. По его мнению, потребуется еще лет 15, чтобы эстонское общество стало единым. "Все само устаканится, главное — не вмешиваться", — говорит он.


"Дельфи" — это отстой

В противовес Кулдмаа, Владимир Юшкин из эстонского Центра исследований России считает, что "Дельфи" с его комментариями вообще не стоит воспринимать всерьез, поскольку тут собираются неудачники и бездельники. "Это площадка для тех, кто не смог самореализоваться. Площадка для шовинистов и русофобов", — говорит он, добавляя, что высказывания неудачников и националистов никакого отношения к проблеме терпимости в обществе не имеют.

С тем, что комментарии в "Дельфи" не являются показателем настроений в обществе, соглашаются и эстонские эксперты. "На самом деле этих людей не так много, как комментариев, поскольку многие оставляют несколько высказываний. Настроения в обществе должны выяснять социологи, а не портал", — говорит директор Фонда организации интеграции Таанель Мятлик. "Там собираются люди с определенным психологическим настроем, так что их высказывания ни в коем случае нельзя назвать мнением всего общества", — соглашается с ним Райво Ветик из Института международных отношений.

Отметим, однако, что социология демонстрирует наличие в нашем обществе определенных проблем. По словам Мятлика, исследования показывают, что каждый десятый эстонец негативно относится к представителям других национальностей. Очевидно, если верить мнению наших экспертов, именно эти 10 процентов и тусуются в "Дельфи". Кстати, эти 10 процентов — люди, которые негативно относятся ко всему, а не только к русским жителям Эстонии. "Они недовольны абсолютно всем, им все не нравится, и они готовы все и вся критиковать", — описывает это общественное явление Мятлик.

"Большая же часть эстонцев относится к русским индифферентно — им все равно, есть они в стране или их нет, эта часть эстонцев как бы живет в отдельном мире", — считает Мятлик.


Большая новость для эстонцев

Мятлик отметил, что сейчас в эстонских средствах массовой информации идет большая дискуссия о том, что делать с ненавидящими все и вся представителями коренной национальности и как изменить их отношение к действительности. По его мнению, их тоже необходимо интегрировать в единое многонациональное общество, однако главной проблемой является то большинство, которое до сих пор продолжает жить в своем мононациональном мире.

"До сих пор считалось, что интеграция есть односторонний процесс, и эстонцам в нем нет смысла принимать участие. Это оказалось ошибкой, и сегодня мы задумываемся над тем, как привлечь эстонскую молодежь к интеграционным проектам", — говорит Ветик, по словам которого сейчас разрабатывается новая интеграционная программа на 2008-2013 годы, и в нее планируется включить проекты по интеграции именно эстонцев.

"Правда, до сих пор непонятно, как мы будем их привлекать к этому", — замечает Мятлик.

"Ведь для них это будет настоящим открытием!", — восклицает Ветик.

По словам Мятлика, в следующем году Фонд интеграции будет активно изучать эстонскую общину и решать, какими методами и в каком виде ее интегрировать. Работа, отмечает он, предстоит очень большая, и выполнять ее придется осторожно, шаг за шагом. Не комментируя проблем с необходимостью интегрировать эстонцев, Юшкин заверяет, что никакой проблемы интеграции неэстонцев вообще не существует. "Сейчас главное — знать эстонский язык, поскольку мы живем в этой стране, и тогда не будет проблем ни с работой, ни с общением. Сейчас многие западные фирмы, открывающие здесь свои представительства, с удовольствием берут на работу именно молодых русских, поскольку они, в отличие от представителей титульной нации, намного активнее и подвижнее", — говорит он. Юшкин признает, что среди русских тоже есть те, кто постоянно ноет на тему их страшного угнетения эстонцами. В любом обществе, напоминает он, всегда есть недовольные: "Им действительно проще уехать из этой страны и, вполне вероятно, что программы по репатриации создаются именно для таких людей".


Ваше слово, коллеги и политики

В отличие от Юшкина, и главный "интегратор" Мятлик, и политолог Ветик считают, что нельзя забывать о связанных с неэстонской общиной проблемах. Однако, как следует из их слов, основное внимание в ближайшие годы придется уделять именно эстонской общине — слишком уж там все запущено.

Руководитель отдела новостей "Вестей Дня" Виктория Юрманн отмечает, что в "параллельном" существовании двух общин виноваты и средства массовой информации. В качестве примера она привела пресс-конференции, посвященные интеграции, и другим связанным с проблемами некоренного населения проблемам, на которых не бывает ни одного эстонского журналиста. Исключением, по словам Юрманн, является лишь пресс-конференции, на которых большой любитель эстонского языка, бывший советский поэт, а ныне министр по делам народонаселения Пауль-Ээрик Руммо бодро рапортует об успешном ходе интеграции. Вот сюда приходят и эстонские журналисты.

"Откуда же среднестатистическому эстонцу знать, что происходит в его государстве с так называемыми неэстонцами",  — задается вопросом журналист.

Мятлик, признавая наличие проблем, тем не менее, сохраняет оптимизм. "Скорее всего, сами эстонцы готовы повернуться лицом к неэстонцам, но ждут когда им "дадут отмашку" политики", — считает Мятлик. По его мнению, политики должны четко и ясно обозначить перспективы Эстонии как страны, в которой живут и будут жить представители самых разных национальностей, то есть Эстонии как некоего "общего дома".


Пока фейсом об тейбл не стукнут

Владимир Маслов из Народного союза считает, что политики действительно должны дать отмашку своему народу, мол, давайте-ка, включайтесь в процесс. К сожалению, на данный момент сами политики еще не пришли к такому выводу. "Я постоянно говорю об этом в своей партии, однако убедить всех очень тяжело! Политики — это такие люди, до которых доходит только после того, как их "ударили" лицом о стену", — говорит Маслов.

Сейчас, по его мнению, есть три варианта развития событий. Или политиков, наконец, "ударят" пару раз о стену, или какая-либо политическая сила поймет, что привлечение эстонцев к интеграции — это хороший козырь в политической борьбе. Или, наконец, большая часть политиков поймет все-таки, что интеграция есть взаимный процесс. "Думаю, что один из трех вариантов в скором времени себя проявит", — говорит главный русский народник. По мнению Маслова, интеграция с самого начала пошла неправильно, поскольку изначально она и должна была быть двусторонней. "Представьте себе такую ситуацию: меня решили интегрировать к вам в квартиру, но вам об этом не сказали. И вот я мыкаюсь по комнатам, захожу на кухню и все время удивляюсь, почему это вы мне не рады и готовы меня прогнать", — говорит он, надеясь, все же, на позитивные перемены.

Правда, для этого надо постараться самим неэстонцам. На сегодняшний день, говорит Маслов, русская диаспора слишком разобщена и неактивна. А вот если мы станем плечом к плечу и начнем что-то делать не только на пользу самим себе, а во благо всего общества, тогда и получится что-то хорошее.

Маслов призывает ни в коем случае не впадать в очередную крайность, мол, мы сейчас сядем, сложим ручки и будем ждать, когда же это эстонцы начнут интегрироваться. "В этом случае нас ждет другая беда: мы опять все пропустим, и нам снова придется интегрироваться, но уже не с эстонцами, а с кем-нибудь другим, кто к нам сюда приедет", — предупреждает политик.


Интеграции нет, есть сегрегация

Реформист Игорь Грязин считает, что до сих пор в Эстонии и не было никакой интеграции. "Мы боимся назвать вещи своими именами. То, что у нас называется интеграцией, изначально было ассимиляцией. В этом тоже нет ничего плохого, но в итоге у нас в Эстонии получилась сегрегация. То есть две общины развиваются параллельно и обособлено, не ведая о проблемах друг друга", — говорит Грязин.

Он убежден, что ни о какой нормальной интеграции нельзя говорить до тех пор, пока политики не признают, что в Эстонии имеет место самая настоящая сегрегация, и что разные общины имеют разные права. "Как только у общин будут равные права, история сама по себе поведет нас к полной интеграции", — говорит политик.

При этом, по его словам, история и так уже много сделала. Например, с политического небосклона уходят чисто национальные партии. Уже практически нет русских партий, если Исамалийт не изменит своей политики, то и он покинет политический Олимп.

"Не надо думать, что среди молодых эстонцев очень сильны националистические настроения. Среди моих студентов, молодых людей 18-20 лет, нет ни одного, кто на выборах отдал свой голос за Исамаалийт", — рассказывает Грязин.

Кстати, своих политических оппонентов — центристов — Грязин называет партией сегрегатов.


Русским слишком хорошо

"Недавно на одной из конференций, посвященной проблемам интеграции выступал Ааду Лукас, заявивший, что завидует русским, которым в Эстонии уделено такое большое внимание. По его мнению, лет через 10 они будут в привилегированном положении по сравнению с эстонцами, поскольку будут знать не только русский и эстонский, но английский, французский. Понятное дело, что такие люди будут больше востребованы. Значит, необходимо подобные программы создавать и для самих эстонцев", — рассказывает Анна Леванди из Исамаалийта.

Тем не менее, она считает, что среди русскоязычного общества преобладают настроения, мол, будем сидеть и ждать, когда на нас свалится манна небесная. "Не надо ничего ждать, надо самим всего добиваться. По крайней мере, это мое личное мнение", — говорит она.

А вот Лаури Вахтре из той же партии считает, что прежде чем начинать процесс интеграции русских, надо было создать общество как таковое. "У нас слишком много людей, которые не участвуют в общественной жизни, а значит, и нет полноценного общества. Так куда мы хотим интегрировать неэстонцев?", — задается вопросом Вахтре и заявляет: эстонцами не рождаются, ими становятся.


Возьмемся за руки?

Около года назад социологи едва ли не с ужасом обнаружили, что эстонская часть населения не готова к интеграции. "Надо стремиться к тому, чтобы наше общество стало единым целым, а это возможно только при одном условии: если мы будем двигаться друг другу", — считает социолог Андрус Саар. Да, со стороны эстонцев пока не сделано ни единого шага в этом направлении, и как будет развиваться ситуация в дальнейшем, зависит от русских.

"Они должны показать, что не имеют никаких "камней за пазухой", и если придут к власти, то никто из эстонцев не пострадает. Как только коренные эстонцы это поймут и перестанут относиться к неэстонцам с опаской, проблема пойдет на убыль", — считает Саар.