Осенью были моменты, когда говорили: чуть-чуть еще, и власть поменяется. Но этого не произошло. Как вы считаете, теперь власть точно останется прежней?

На протяжении четырех месяцев люди выходили практически каждый день. В основном, конечно, по выходным, в будние дни присоединялись пенсионеры и люди с инвалидностью. Вся Беларусь была вовлечена в это. И тот уровень насилия, которым ответил режим — беспрецедентный в Беларуси. Понятно, что наше движение — абсолютно мирное, у нас не так много инструментов, чтобы бороться с вооруженными омоновцами, которые избивают и насилуют людей. Поэтому мы видим один выход из ситуации — давление на режим внутри страны, это демонстрации и забастовки, стачки, партизанщина — люди стали безумно креативные. И конечно, это — давление международного сообщества. Режим очень слаб, в плане того, что он токсичен — для всего мира практически. Есть всего пара стран, которые общаются с Лукашенко, да и то — еле-еле, понимая, что он уже политический банкрот и никогда не сможет править Беларусью. Люди его не принимают, не простят, поэтому он долго не протянет, даже со своими насильниками-убийцами. Это — дело времени, я не буду загадывать, какого именно, но мы должны давить на него, пока он будет синими пальцами держаться за власть.

А как именно Лукашенко это делает — держит силовые структуры, чтобы они не ушли от него?

Лукашенко уже 26 лет у власти, и все эти годы он вокруг себя формировал очень узкий круг преданных людей, которых он держит шантажом, родственными связами, а может, кто-то из них сам по себе предан ему лично и его диктаторским убеждениям. Это — близкий круг людей. А вот омоновцы, которые рядом с ним — другое дело. Я думаю, что там ведется большая пропаганда — что Лукашенко — это стабильность, что без него мир просто рухнет, что Лукашенко — единственный, кто сможет страну содержать, кроме того, у них очень высокие зарплаты, по сравнению с остальными людьми, льготы, то есть в целом, это влияет на людей.

Tellijana saad lugeda ka neid artikleid: