Владимир Путин подписал указ о вступлении в силу поправок в Конституцию РФ, и несмотря на то, что они носят широкий декларативный и популистский характер, президент уже дал быстрый старт законодательному креативу: "Приоритеты и ценности, за которые отдали голоса россияне, должны быть в полной мере реализованы в конкретных вещах, конкретных делах — в бюджетах, в федеральных программах и нацпроектах".

Теперь дело за малым — заставить россиян соответствовать придуманному в коридорах Кремля образу. Так уже делали с домашним насилием, комплексную проблему которого признают практически везде в мире, но в России ее просто нет — слишком крепкие семьи.

Почему семья — важный пропагандистский объект

Слово "ценности", которое выбрал Путин, неслучайно. Его спорное, с точки зрения духа закона, возвращение в 2012 году потребовало перезапуска государственной идеологической машины после президентства Медведева через усиление образа "Отца народа".

Патерналистская позиция Путина привела к неизбежной в таком случае патриархальной идеологии и держится на таких много раз описанных "ценностях", как ретроспективное преклонение перед историческими победами России, запугивание возвратом к хаосу 90-х годов, удержание цельности территории, защита от агрессии внешних врагов, православный культурный код и, наконец, семья, как в рекламе майонеза — крепкая ячейка общества, не имеющая ничего общего с реальным миром и вызовами.

Очень нелогичная лишь на первый взгляд декриминализация домашнего насилия в 2017 году, на самом деле далеко не случайна — в крепких российских семьях насилия, требующего серьезного вмешательства государства, нет и быть не может. Это противоречит базовой конструкции достижений России в ее "моральном" соревновании с Западом: это там разводы и ЛГБТ, а у нас — "семейные ценности" на пропагандистский импорт и экспорт.

Традиционные семейные ценности теперь в Конституции

Новая Конституция продолжит "дотачивать" образ российской семьи как одну из несущих идеологем режима. Сопредседатель рабочей группы по подготовке изменений в Конституцию РФ Павел Крашенинников уже заявил, что планируется порядка 100 изменений, которые, в том числе, коснутся защиты института семьи. Давно взятый, но теперь уже прописанный в Основном законе государственный курс на создание и сохранение брака вне зависимости от происходящего внутри семьи, и дискриминация тех, кто не попадает в придуманный шаблон семьи "мужчина и женщина в браке плюс дети" выльется в реальные законы.

Какие же планы на семью просматриваются у российского государства, можно понять из следующих формулировок:

"Защита института брака как союза мужчины и женщины";

"Проведение в Российской Федерации единой социально ориентированной государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, поддержки, укрепления и защиты семьи, сохранения традиционных семейных ценностей, а также в области охраны окружающей среды";

"Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России";

"Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим";

"Государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, берет на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения".

Воспитание детей — приоритет государства?

Юристы и правозащитники обращают внимание, в первую очередь, на то, что хоть формулировка "дети — достояние государства" и была исключена из текста поправок, вопрос, не станет ли государственное воспитание ребенка приоритетом перед семейным, все еще актуален.

Впрочем, государство, как минимум с 2012-го года, рассматривает детей как свое достояние и инструмент влияния. Достаточно вспомнить, что едва вернувшись на пост президента, Путин утвердил запрет на усыновление иностранцами российских сирот.

Государство продолжит вмешиваться в семью и через "уважение к старшим" и "патриотическое воспитание". Это не только воспитание будущего послушного электората, но и достроение вымышленного конструкта семьи как якобы достижений режима.

Тщательно создаваемому пропагандистскому шаблону нужен еще один штрих: доказать, что семья равна браку между мужчиной и женщиной. Это не трудно будет прописать в будущих законах. Карьера нынешних депутатов и чиновников во многом строится на создании бесконечных предложений для поддержки пропагандистского направления государственной мысли.

Бешеный принтер российских законодателей

Мы не знаем, какими будут их следующие шаги: отменят ли аборт, как просит патриархия; введут ли налог на разводы или бессемейность и бездетность, как уже предлагали консерваторы. Но мы можем точно сказать, что положение женщины в России после 4-го июля только ухудшится.

В рамках патриархальной идеологии именно от нее потребуют сохранять брак или быть наказанной, как это уже происходит с домашним насилием, когда полицейские спрашивают у избитых женщин: "Что ты сделала, чтобы он тебя не бил?". И когда глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева говорит: "У нас женщины другие — не европейские, не американские. Они сегодня плачут, завтра прощают".

Укрепление института выдуманной идеальной семьи приведет к дискриминации других форм тоже семей, таких как воспитание детей матерями-одиночками — Россия в числе мировых лидеров по количеству разводов. Будет ли это урезание государственных пособий или "стеклянный потолок" на государственной службе — фантазия законотворцев, к сожалению, не знает пределов.

Женщина в РФ "сама виновата"

В рамках логики, ставшей господствующей после 2012 года, получается, что женщина в России всегда сама виновата. Поэтому, что касается важного, как показала общественная реакция на дело сестер Хачатурян, закона о домашнем насилии, то какое-то подобие закона с таким названием принять могут, но он не защитит от физического, и тем более сексуального, экономического или психологического насилия. Скорее, законодательно пропишут обязательство женщине стать мудрее и проявить гибкость, сохранив брак во что бы то ни стало. В рекламе майонеза в семьях никто не плачет.

Автор: Лола Тагаева - политический обозреватель и организатор проекта о гендерном просвещении MoscowFemFest, автор колонки на DW. Facebook