Неустанный критик теории глобального потепления журналистка Юлия Латынина опубликовала в ”Новой Газете” новый опус под заголовком ”Церковь глобального потепления”. В нем она утверждает, что глобальное потепление и рост концентрации парниковых газов в атмосфере нам только на пользу, а все, кто думает иначе, опасные леваки и сектанты из церкви глобального потепления, не имеющей ничего общего с наукой. Звучит как приговор. Но какие для этого имеются основания? Ровным счетом никаких. В тексте много хлестких метафор, ссылок и цитат. Но еще больше лукавства, безосновательных утверждений и откровенных передергиваний.

О климатических прогнозах

О том, что долгосрочные прогнозы климатической динамики и последствий наблюдаемого глобального изменения климата не то же самое, что кликушеские предсказания конца света, даже как-то и говорить неудобно. Но придется. Поскольку Латынина ставит между ними знак равенства на том основании, что ни те, ни другие в действительности не сбываются.
Бывает, конечно, что климатические прогнозы не сбываются или сбываются не в те сроки. В конце концов, климат сложная система и всего предвидеть заранее невозможно. Поэтому, кстати, ученые частенько прибегают к сценарным прогнозам, пытаясь ”проиграть” (математически вычислить на моделях) возможное поведение климатической системы при тех или иных условиях. А что еще остается делать, если воспроизвести климатическую систему в лабораторных условиях не представляется возможным и если климат сам по себе штука чрезвычайно капризная и переменчивая? Однако из того, что не все прогнозы сбываются, а какие-то сценарии так и остаются гипотетическими и не реализуются на практике, вовсе не следует, что ученые гадают на кофейной гуще и морочат нам голову. Никакого знака равенства поэтому тут нет.

ka Pärnumaal on talv saabunud
Foto: Ago Tammik

Но дело даже не в этом. Если присмотреться повнимательней, можно заметить, что Латынина говорит не о качестве климатических прогнозов как таковых, а о том, что в устах самых разных публичных персон и политиков климатические прогнозы часто звучат апокалиптически, но при этом далеко не всегда попадают в точку. Но это дает еще меньше оснований для обвинения климатологов в недобросовестности. Потому что в большинстве случаев это не вопрос качества моделей и прогнозов, а вопрос их интерпретации.
Как известно, все прогнозы, в том числе и климатические, характеризуются той или иной мерой неопределенности и носят вероятностный характер. Но политики и публичные персоны говорят на другом языке, которому чужда вероятностная лексика. К тому же они имеют обыкновение сгущать краски. Иначе они не были бы политиками и публичными персонами. В итоге при передаче прогноза на публику возникают искажения. Над этим можно позубоскалить, разумеется, но перечеркивать на этом основании сами климатические прогнозы как несостоятельные — явный перебор.

Альберт Гор поторопился, когда сказал, что Северный полюс освободится ото льда к конкретному году. Наверно, были на тот момент у климатологов основания полагать, что так может быть, но была, конечно, и оценка шанса (вероятности), что это произойдет, и шанс этот заведомо был не 100-процентный. Но политик Альберт Гор взял на себя риск утверждать, что так будет, и проиграл.

Следует ли из этого, что изначальный прогноз, гласивший, что Северный полюс может полностью освободиться ото льда к такому-то году с такой-то вероятностью при соблюдении ряда условий, был неверен? Нет, не следует. Из этого следует только, что сделанная Гором ставка не сыграла. Но это не первый и не единственный случай, когда политику Гору не повезло. Особенно ему не повезло в 2000 году, когда он не выиграл президентские выборы, набрав большинство голосов и находясь в шаге от победы.

А что касается льда на Северном полюсе, то он действительно быстро тает. И не только на Северном полюсе, но и во всей Арктике. Гренландский ледяной щит сейчас тает в 7 раз быстрее, чем в 1990-х гг.

В этом году там за один только месяц июль стаяло 217 млрд. тонн льда, а за один день 1 августа — 12,5 млрд. тонн, что стало абсолютным рекордом за всю историю наблюдений. В этом же году в Гренландии впервые были зафиксированы сильные лесные пожары. А на Аляске в этом году впервые за всю историю полностью растаял морской лед. Тает вечная (увы, как оказалось, не вечная, а только многолетняя) мерзлота у нас в Сибири. Особенно быстро в районе Воркуты, Салехарда, Читы, Улан-Удэ, Петропавловска-Камчатского. По оценкам, уже к 2025 году несущая способность грунта на Ямале уменьшится на 25-50%, к концу века мерзлота оттает на глубину 3-4 метра, ее граница отодвинется к северу и в зоне таяния мерзлоты окажутся такие город, как Игарка, Якутск и Магадан.

Вполне возможно, что и UNEP несколько погорячилась со своим прогнозом числа климатических беженцев. Возможно даже, что это был сценарный прогноз по принципу ”если — то”, и он не сбылся, потому что не набралось нужного количества ”если”. Но это не значит, что климатических беженцев не существуют. Они есть, и их довольно много. Правда, в основном, люди пока мигрируют внутри страны.

В 2018 году более 16 млн. человек в сорока с лишним странах лишились крова и были вынуждены поменять место жительства из-за стихийных бедствий, связанных с климатом и гидрометеорологическими явлениями. В 2017 году эта цифра была еще больше: стихийные бедствия климатического и гидрометеорологического характера заставили сняться с мест и искать нового пристанища внутри страны 18,8 млн. человек, а общее количество климатических мигрантов в мире составило, по разным оценкам, от 22,5 до 24,0 млн. человек. По оценкам Всемирного банка, к 2050 году количество климатических мигрантов только в трех наиболее уязвимых регионах мира — Латинская Америка, Юго-Восточная Азия и Южная часть Африки — может с высокой вероятностью увеличиться до 143 млн. человек.
Частота и масштаб стихийных бедствий, связанных с опасными климатическими и гидрометеорологическими явлениями, в мире тоже вполне очевидно растут. Растет и причиняемый ими ущерб.

Rüsijää Nina külas 22.03.19
Foto: Argo Ingver

Уровень Мирового океана тоже растет, как и было предсказано. За последние 100 лет он повысился на 20-21 см. Причем треть этого повышения случилась буквально на наших глазах, за каких-то 25 лет. В итоге сегодня мы являемся свидетелями едва ли не самого быстрого за всю историю и при этом ускоряющегося роста уровня Мирового океана, чему способствуют два фактора, непосредственно связанных с наблюдаемым глобальным потеплением — тепловое расширение Мирового океана вследствие его нагревания и приток воды с суши вследствие таяния ледников и снежных покровов.

Так что, нет, не врут климатические прогнозы. В деталях они, может быть, кое-где еще путаются, но основные тренды предсказывают достаточно точно. А Латынина, огульно отрицая их и ставя знак равенства между ними и пустыми, безответственными предсказаниями конца света, лукавит. К тому же она намеренно вводит читателя в заблуждение, называя климатическими прогнозами то, что говорят об изменении климата публичные персоны и политики, тогда как в лучшем случае их слова являются отражением климатических прогнозов, причем заведомо неточным.

Продолжение следует...